Сова Акулы Зебра Ящерица Буйвол Орлан
Коллективный журнал о природе

Реклама:



Все о слонах Фильмы о слонах Видео о слонах Книги о слонах Слоненок

Дуглас-Гамильтон. Жизнь среди слонов. Глава XVII. Убийство по закону и без закона
В начало книги
Слоны Книги о слонах

Назад   Вперед   Оглавление

Глава XVII. Убийство по закону и без закона

По склону обрыва двигалась группа слонов; я следил за ними в бинокль. Все было спокойно, но вдруг один из слонов ногой вывернул камень, и тот, прыгая по склону, пролетел мимо молоденького самца. Последний с подозрением поднял голову и, явно испугавшись, кинулся вниз по склону, помахивая задранным хвостом. Его настроение мгновенно передалось другим, и вот уже вся семейная группа ринулась через кустарник вниз. Шум испугал их еще больше, и вскоре началась настоящая паника: все слоны, и молодые и взрослые, в беспорядке бежали через лес, с ревом круша деревья и кустарники. Их охватил слепой ужас, а ведь причина была самой безобидной — случайное падение камня.

В другой раз, следуя по тропе за семейной группой Джен Эйр, я остановился примерно в километре от нее. В их сторону дул легкий ветер. Они направлялись к источнику у подножия обрыва. Вдруг все хоботы взметнулись над головами, словно шланги, и слоны, развернувшись, бросились в позорное бегство.

Многих удивляет робость слонов, но история свидетельствует, что она вполне оправданна. На них вот уже 20 тысяч лет охотится не только человек. С незапамятных времен их преследовали куда более опасные хищники, но это было до изобретения огнестрельного оружия.

Среди этих хищников американский махайрод (саблезубый тигр) и древняя гигантская кошка Европы и Африки, которая питалась слонами еще в плейстоцене. То были крупные хищники с мощными передними лапами и огромными острыми зубами, похожими на кинжалы, — их находят среди костей молодых мамонтов, бывших, по-видимому, их обычной пищей. Европейским слонам приходилось также опасаться пещерных львов и медведей, намного превосходивших размерами современных хищников. Несомненно, мощные бивни и толстая кожа современных слонов — результат естественного отбора. Только самые защищенные, а может быть, и самые робкие из матриархов выжили и передали свои особенности следующим поколениям. Должно быть, не последнюю роль в эволюции слона сыграл человек.

Человек каменного века был великим охотником. Доказательством служит найденная в XIX веке чешским палеонтологом Маской стоянка охотников на мамонтов. Лагерь находился меж двух горных цепей, где, по-видимому, мамонты собирались в стада перед ежегодной миграцией с севера на юг. На стоянке было найдено более 900 скелетов мамонтов. Такой размах охоты ускорил уход мамонтов в Сибирь и их последующее вымирание.

Кладбища животных встречаются и в Европе и в Северной Америке. Нет никаких сомнений в том, что предки африканского слона представляли собой объект нападений как со стороны хищников, так и со стороны человека.

И сегодня применяются различные приемы эффективной охоты, разработанные задолго до наступления эры железа. Например, напугать слонов над обрывом, с которого они сорвутся и разобьются; загнать их в болото, где они увязнут; поджечь высокотравную саванну, подготовив ловушки и ямы.

Первые изображения африканских слонов мы видим на наскальных рисунках. Такие изображения встречаются и в Сахаре — их датируют XI–V веками до нашей эры. Сахара тогда еще не превратилась в пустыню. Ее обильная растительность представляла собой идеальную среду обитания для слонов. В Айн-Сафааде найден рисунок, изображающий самку, которая прячет своего малыша под брюхом, защищая его от леопарда, готового к прыжку.

В царствование фараонов властители Судана платили Египту дань слоновой костью; но кроме фиванской фрески (1500 лет до нашей эры) и рисунка одомашненного слона, которым управляет погонщик-индус, украшающего могилу Рехмира (1200 лет до нашей эры), осталось очень мало свидетельств о распространении слонов в этот период. В Сахаре слонов не осталось, а в Египте и на территории современной Ливии сохранились считанные экземпляры. Но они еще водились в Тунисе и Марокко. За 500 лет до нашей эры карфагенский мореплаватель Ганнон видел их на Атлантическом побережье.

Александр Македонский был, вероятно, одним из первых европейцев, увидевших прирученных азиатских слонов. Тысячи лет индусы тренировали их для войн. В битве при Гидаспе царь Пор бросил против войск Александра 200 боевых слонов. По свидетельству историка Арриана, «эти слоны пришли в бешенство от ран и от потери погонщиков и, сломав боевые порядки, бросились вперед, круша, убивая и топча своих и врагов». Александр битву выиграл, а к боевым слонам отнесся с презрением. Его же военачальники, особенно Селевк, который командовал пехотой, принявшей на себя основной удар атаки слонов, остались под сильнейшим впечатлением от этого боевого средства.

Во всяком случае, после смерти Александра Великого в 322 году до нашей эры и развала его империи слоны на короткий период приобрели такое значение, что сохранилось множество текстов, позволяющих определить их количество и распространение. Все полководцы Александра получили свою долю плененных в битвах слонов. Но Селевк, властитель восточных земель, и Птолемей, властитель Египта, рассорились. И Селевк получил монополию на приручение слонов. Тогда Птолемей, потерявший возможность импорта слонов, послал экспедицию в Африку с заданием изловить и выдрессировать слонов. Его наследник, Птолемей II, создал на берегу Красного моря специальное охотничье хозяйство Птолемаис термон (Птолемеева охота). Судя по письменным источникам, именно там впервые были пойманы африканские слоны; затем их отправили в Мемфис на судне по каналу, связывавшему Суэцкий залив с Нилом.

Слоны в ту эпоху имели такое стратегическое значение, что полководцы Птолемея пытались убедить некоторые племена прекратить убийство слонов. Но те категорически отказались.

Вскоре всех слонов в районе вокруг Птолемаис термон выловили, поэтому двадцатью годами позже главное охотничье хозяйство перевели в Адулис (ныне Эфиопия).

Приручение африканских слонов, поступавших из Птолемаиса, продолжалось весь III век до нашей эры, вплоть до битвы при Рафии (217 год до нашей эры). Во время этой битвы более молодые и мелкие африканские слоны столкнулись с превосходящими силами более крупных и спокойных индийских слонов. Птолемей выиграл битву и захватил довольно много индийских слонов, куда более действенных, чем его собственные. С этого момента исчезают всякие свидетельства о заведениях, где дрессировали слонов, на Красном море, но животных продолжали убивать ради слоновой кости.

Тогда же слоны водились на африканском побережье Западного Средиземноморья, у подножия Атласских гор, а также на землях древнего Карфагена. Карфагеняне поддерживали тесные торговые связи с Египтом и знали об успешных опытах Птолемея со слонами. Позже они также использовали слонов в качестве тактического ударного средства в битвах с римлянами. Однако, если верить историкам той эпохи, погонщиками служили индусы.

Во время битвы на реке Треббии (218 год до нашей эры) римская армия под началом Семпрония потерпела сокрушительное поражение после атаки североафриканских слонов Ганнибала. С ними же последний совершил и переход через Альпы, но в тяжелых испытаниях погибли все слоны, кроме одного.

В решающей битве при Заме, под Карфагеном (202 год до нашей эры), Ганнибал использовал 80 слонов, но римляне научились противостоять им. Сципион Африканский построил свои войска в новом боевом порядке, оставив проходы для атакующих слонов. Римские воины, стоявшие по обе стороны прохода, наносили слонам болезненные раны. Сципион выиграл битву и захватил всех слонов.

После этого, хотя римляне и продолжали использовать слонов в небольших войнах, их стали рассматривать как устаревшее оружие, причиняющее равные неудобства и своим войскам, и противнику, поскольку обезумевшие от нападений сбоку и раскаленных снарядов из катапульт слоны кидались на всех подряд.

Через 150 лет Плиний напишет о поимке слонов как об устаревшем обычае: «Раньше имелся обычай приручать слонов, загоняя стадо в узкое ущелье, специально выбранное для этих целей. Преследуемые всадниками и обманутые длиной ущелья, слоны становились пленниками отвесных склонов и вырытых рвов. Им не давали есть. Цель считалась достигнутой, когда слоны брали ветки из рук человека».

Но это вовсе не означает, что жизнь слонов стала спокойнее. В эпоху Плиния их уже уничтожали торговцы слоновой костью, изгоняя тем самым из некоторых районов.

«Сейчас, — писал он, — мы ловим слонов из-за их бивней, нанося им стрелами раны в ноги, которые являются самой уязвимой частью тела… Крупные бивни встречаются редко, за исключением индийских слонов, поскольку в нашей части земли их почти истребили…»

Сэр Уильям Годер писал в своей истории африканских слонов, что к VI веку нашей эры животное исчезло в Северной Африке, Алжире и Марокко.

Однако, по некоторым источникам, приручение африканских слонов продолжалось после Птолемеев и карфагенян. Так, в 533 году нашей эры негус Эфиопии встречал посланца Юстиниана в Аксуме, сидя в колеснице, запряженной четверкой слонов, воспитанных в древнем центре дрессировки в Адулисе. И, наконец, арабские историки называют «годом слона» 570 год, когда африканское войско со слонами эфиопского негуса напало на «корейшитов» Мекки. Армия под предводительством деда пророка наголову разбила войска негуса.

Не удалось отыскать источников по истории африканского слона в средние века. Средневековые бестиарии представляют слона с негнущимися ногами и с хоботом в виде гигантской трубы — их ценность лишь в демонстрировании безудержной фантазии авторов. В XV веке португальцы открывают Гвинею, а вскоре испанцы, голландцы, французы, датчане и англичане принимаются за выкачку богатств этих земель. Они вывозят рабов, золото, пряности, слоновую кость, нарушая таким образом существовавшее с незапамятных времен равновесие человека и животного мира Западной Африки. Однако торговля шла в основном через посредников, и даже в XVIII веке центральная часть Африки оставалась практически не исследованной, в результате чего Джонатан Свифт смог написать:

Географ, что карту Африки составил,
Рисунками пустоты все заставил,
И на холмах он вместо городов
Нарисовал огромнейших слонов.

Скорее всего картографы были правы, ибо слоны бродили не только в пустынях, но и по просторам Африки от Сахары до самой Капской колонии.

В 1635 году голландцы под предводительством Яна Ван Рибека основали Капскую колонию. В то время слоны встречались у мыса Доброй Надежды и во множестве водились в окрестностях Столовой горы.

Мы уже знаем, что задолго до изобретения огнестрельного оружия человек с легкостью совершенно уничтожил популяции слонов Северной Африки. Вооружившись примитивным ружьем с фитильным замком, он стал в сто раз более страшным убийцей. Неутомимые охотники-буры с их тяжелыми мушкетами, которые стреляли с опоры-двуноги, принялись за добычу слоновой кости, которую скупала Голландская Ост-Индская компания.

Занятие было опасным, и немало буров погибло от бивней и ног слонов, но ряды охотников не редели. Некоторые из них стали профессионалами, что ускорило исчезновение толстокожих на юге Африки.

В 1830 году слоны стали редкостью в Капской провинции, несколько стад сохранилось лишь в лесах Аддо и Книсна. Тогда-то британское правительство, чья власть распространялась на всю колонию, запретило охоту на слонов, благодаря чему поредевшие стада этих лесов дожили до наших дней.

А британские охотники, буры и готтентоты уже вели наступление на слонов дальше к северу. Огнестрельное оружие совершенствовалось, ударные ружья сменили кремневые, и число убитых слонов непрерывно росло. С 1835 до 1860 года (прекрасная эпоха «славных Немвродов») вельд кишел жизнью и не был знаком с огнестрельным оружием, поэтому охотники без труда уничтожили большую часть животных Трансвааля и Бечуаналенда (ныне Ботсвана).

За охотниками-разведчиками двинулись буры Трека, которые полгода охотились в вельде, а полгода проводили на своих фермах. Когда буры свободного Трансвааля прикончили всех слонов на своей территории, они двинулись на поиски слоновой кости в другие районы.

Ливингстон рассказывает о массовом убое слонов.

В центре Бечуаналенда, около озера Нгами, за один год (1849 год) было убито 900 слонов. Ни одно млекопитающее со столь медленным циклом воспроизводства не может противостоять массовому убийству. В этой части континента в поисках слонов рыскали не только англичане и буры. Торговцы слоновой костью снабжали ружьями африканцев, которые на своих племенных территориях преследовали стада слонов весь год и уничтожали их в больших количествах.

Торговцы уходили в глубь континента ради покупки слоновой кости и возвращались на побережье с груженными бивнями повозками, которые с трудом волокли быки. В 1860 году слоны стали редкостью, а в 1885 году от некогда бесчисленных стад к югу от Замбези остались единицы. Мелкие группы во главе с хитрыми и робкими матриархами выжили, научились распознавать малейшие признаки присутствия человека и избегать его. Тогда охотники за слоновой костью перешли Замбези и принялись за популяции слонов в сердце Африки.

Избиение, как писал Г. А. Брайден, «происходило на территориях, которые не были под британским контролем. Если бы Великобритания распространила свою власть от Капланда до Замбези лет на пятьдесят раньше, слона, быть может, удалось бы спасти. Только это могло предохранить его от уничтожения».

Эти слова (1903 год) свидетельствуют о всей трагичности бессмысленного уничтожения не только слонов, но почти всей дикой фауны Южной Африки. Столь нещадная эксплуатация природных богатств Немвродами-кровососами и торговцами слоновой костью без стыда и совести привела к быстрому исчезновению слонов в тех частях Африки, где ей не препятствовали.

Следующая глава истории слонов посвящена обширной зоне Африки, где власть закона распространилась до того, как огнестрельное оружие принялось сеять смерть.

Первые охотники, снабженные огнестрельным оружием, которые прибыли в Восточную Африку, повели себя по отношению к слонам не лучше буров и британцев из Южной Африки. Одновременно все больший размах приобретала деятельность арабов и суахили по торговле рабами и слоновой костью. Множество рабов тянулось к побережью, неся груз бивней на голове.

Даже когда запретили торговлю рабами, не вызывало сомнения, что слонов истребят на большей части Африканского континента, за исключением труднодоступных районов тропических лесов Конго, где жили дикие племена. Слоны могли найти убежище от охотников только там.

Многие британские и немецкие чиновники Восточной Африки приходили в ужас от такого массового убийства животных, и особенно слонов. Они надеялись предотвратить его соответствующим законодательством. В 1894 году сэр Гарри Джонстон официально высказал беспокойство по поводу угасания дикой фауны за последние десять лет. Когда в 1896 году Восточная Африка стала английским протекторатом, маркиз Солсбери потребовал, чтобы чиновники Британской Восточной Африки и Уганды подготовили доклад о необходимости запрета охоты в некоторые сезоны и в некоторых районах. Он издал указ, обязавший всех охотников покупать лицензию, стоимость которой была достаточно высока, чтобы служить сдерживающим фактором. Администраторы-немцы приняли идентичные меры и организовали на своей территории заказники.

Наконец, угроза, нависшая над дикими животными, всколыхнула международное общественное мнение. В 1900 году Великобритания и Германия созвали конференцию, на которой присутствовали представители и других держав. Ее целью была попытка защитить африканскую фауну. Быть может, у них перед глазами стояло недавнее уничтожение миллионов бизонов в прериях Северной Америки. Договор был ратифицирован несколько лет спустя, но впервые во многих европейских владениях в Африке были приняты законы, давшие некую надежду выжить слонам и прочим диким животным.

Среди предложенных мер было ограничение количества слоновой кости для продажи или экспорта.

Английское и германское правительства договорились о запрещении убивать животных, не достигших года, самок с малышами, вести оптовую торговлю шкурами, слоновой костью и рогами. Рекомендовалось также запретить экспорт бивней, весящих менее 5 килограммов. Высоким налогом были обложены бивни весом от 5 до 15 килограммов; обязательными стали охотничьи лицензии, в том числе и для коренных жителей; кроме того, запретили охоту на некоторых животных в отдельные сезоны года. И, наконец, выдвинули предложение о создании резерватов для животных.

Один из немецких чиновников, майор фон Виссман, предложил возлагать на коренных жителей в лице вождя племени ответственность за охоту на слонов и дать ему право препятствовать браконьерам заниматься ею. Сходная рекомендация появилась и в документе «Бритиш колониал офис» в следующей фразе: «Местные вожди должны иметь денежную заинтересованность в охране животных и выполнении правил охоты». Увы, эти рекомендации слишком запоздали. Если бы их применили вовремя, будущее дикой фауны было бы сегодня не столь мрачным.

В Бельгийском Конго (ныне Заир) кроме резерватов, возникших примерно в то же время, что и на британских и немецких территориях, проводился в жизнь и довольно оригинальный проект в отношении слонов, разработанный бельгийским королем Леопольдом. Он хотел одомашнить африканского слона и использовать его в лесном и сельском хозяйстве, как это традиционно делается на Востоке. Один индийский слон в сопровождении англичанина пешком пересек Африку от Индийского океана до Бельгийского Конго. Тогда же была основана школа слонов, которая и 70 лет спустя существует в Гангала-иа-Бодио, несмотря на трудности и неоднократные перемещения.

До начала XX века в истории африканского слона намечалась тенденция к исчезновению вида; затем положение стало меняться. Новые законы о животных постепенно вошли в силу в принявших их странах, но следовало подготовить соответствующий персонал — полицию и охрану, чтобы добиться выполнения законов. В одних районах с незаконной охотой спорадически боролись и подавляли ее, а в других — все оставалось по-прежнему, поэтому где-то слоны оказались в безопасности, а где-то их продолжали уничтожать.

Кроме этой относительной защиты сыграли важную роль некоторые природные факторы, которые восстановили благоприятные условия для жизни слонов, но они были характерны не для всех районов. Первым фактором оказалась эпидемия чумы крупного рогатого скота, которая разразилась в Африке в последнее десятилетие XIX века. Бесчисленные трупы животных — антилоп гну, буйволов, водяных козлов и других антилоп — усеяли равнины; гиены, грифы и прочие падальщики не справлялись со своей ролью санитаров. Для племен, которые жили разведением скота, таких, как масаи, чума обернулась подлинной катастрофой. Вся их жизнь покоилась на скотоводстве, а 90 % скота погибло. Голод, оспа и племенные войны привели к сокращению численности масаев, которые покинули свои пастбища.

Все это имело громадные экологические последствия. Пастухи перестали ежегодно выжигать траву, чтобы препятствовать распространению кустарника па пастбищах, и там вскоре выросли кусты и молодые деревца — идеальная среда обитания для слонов. Эта новая среда помогла и распространению мухи цеце, переносчика наганы, смертельной болезни домашнего скота. Поэтому большая часть населения, занимавшаяся скотоводством, ушла с огромных территорий, где жила раньше. И даже сегодня на большей части Танзании по этим причинам запрещено разведение скота.

В других районах, в частности в Уганде, муха цеце оказалась переносчиком еще более страшного заболевания — сонной болезни, которая поражала и людей. В начале XX века колониальные власти решали эту проблему однозначно: переводили население в районы, где не было мухи цеце. Поэтому огромные территории оказались в распоряжении слонов, в частности будущий национальный парк Кабалега и его окрестности.

Там, откуда болезнь изгнала человека, где население резко сократилось или же где строго выполнялись охотничьи правила, преследование слонов прекратилось, и жизнь их стала привольной. В подобных условиях почти неизбежен рост популяций животных, и можно предположить, что впервые за многие века слонов в Африке рождалось больше, чем умирало, хотя документы той эпохи не содержат никаких цифр на этот счет. В принципе прирост популяций слонов в хороших условиях составляет 4–5 % в год, что примерно соответствует росту населения в момент демографического взрыва.

В более населенных районах, где правила охоты соблюдались не столь строго, количество слонов, по-видимому, продолжало уменьшаться. Конец рабства, прекращение племенных войн и современная медицина привели к росту населения, и эта тенденция сохраняется до наших дней. В 60-х годах численность вамбулу, селившихся над парком, росло со скоростью 4,5 % в год.

И вот мы оказались свидетелями завершающей фазы истории слонов, фазы, характерной для всей Африки. Микромир Маньяры прекрасно отражает ее: скопление слонов на все более и более уменьшающихся территориях. Тот факт, что слоны умеют определять безопасное убежище, несомненно, способствует их концентрации в национальных парках и резерватах.

Одна из важнейших особенностей слона — умение передавать накопленный опыт последующим поколениям. За свою долгую жизнь матриарх накапливает ценнейший опыт. К примеру, годовалый Н'Думе научился бояться моего «лендровера», имитируя осторожную реакцию своей матери. Он больше ни разу не повторил той агрессивной атаки, когда добежал почти до самого колеса машины.

Сестры Торон, оказавшиеся, по-видимому, жертвами массового истребления слонов в середине 50-х годов в южной части парка, научили своих детей враждебной реакции на присутствие человека. Так устанавливаются «традиции» внутри семейной группы.

В южноафриканском национальном парке Аддо наблюдается еще один пример передачи традиций. В 1919 году по требованию местных владельцев цитрусовых плантаций была сделана попытка уничтожить небольшую популяцию из 140 слонов. Операцию поручили некоему Преторию, довольно известному охотнику. В отличие от бригад Иэна Паркера, использующих полуавтоматическое скорострельное оружие, Преторий убивал слонов по одному. И каждый раз были свидетели, которые слышали выстрел и видели, как мертвый или смертельно раненный собрат падал на землю.

Вскоре такая травмирующая ситуация стала ассоциироваться с запахом человека, с его присутствием, и оставшиеся в живых слоны запомнили урок. Через год осталось примерно 16–30 животных, и казалось, последнее усилие наконец освободит фермеров от врага. Но слоны стали исключительно осторожными и перестали покидать густейшие уголки леса до наступления глубокой ночи. Несколько раз охотник решался преследовать их, но тут же сам превращался в дичь и оставался в живых лишь благодаря проворности своих ног. Преторий признал себя побежденным, а в 1930 году для слонов Аддо создали резерват — 4000 гектаров заросших кустарником холмов.

Поведение слонов мало изменилось, хотя их владения окружили изгородью, а самих животных оставили в покое. И сегодня они ведут в основном ночной образ жизни и с яростью реагируют на присутствие людей. Их считают одними из самых опасных слонов Африки. Вряд ли живы те, в кого стреляли в 1919 году; они передали свое защитное поведение по наследству ныне взрослым слонам и даже слонятам третьего и четвертого поколений, на которых никогда люди не нападали.

Создается впечатление, что у слонов эволюция реакции бегства и защиты зависит от двух факторов — генетической селекции, вызванной крупными кошками и другими хищниками первобытных времен, и индивидуального обучения на основе передающегося из поколения в поколение опыта.

Передача опыта, конечно, более быстрый способ адаптации поведения, чем генетическая селекция, особенно у животных с медленным циклом размножения. Интересно отметить, что в Маньяре жили и совершенно дикие семейные группы, как сестры Торон, и группы, которые легко приручались, ибо поняли, что оказались под защитой, когда весь берег озера стал парком. В сообществе Боадицеи наблюдались обе эти формы поведения.

У Боадицеи, конечно, сохранились горькие воспоминания о той эпохе, когда на западном берегу озера была разрешена охота. Она выражала свои чувства атаками на машины с туристами, хотя никогда и не доводила их до конца; другие же животные, несмотря на ее поведение, часто оставались равнодушными, словно ничего не происходило.

Самую большую терпимость к человеку проявляла Вирго. Она была смела и независима, но приручилась очень быстро. Я даже нашел в себе мужество идти рядом с ней, когда следовал за группой Боадицеи, но прежде удостоверился, что матриарха поблизости нет. Вначале Вирго проявляла агрессивность, она трясла головой или делала несколько угрожающих шагов в мою сторону, но каждый раз характерные помахивания хвостом или хоботом извещали меня о ее намерениях за несколько секунд до перехода к решительным действиям. Она явно испытывала сильное любопытство, а ее беспокойство выражалось в угрозах. Постепенно и она и я признали друг друга безобидными существами. Она неподвижно стояла и рассматривала меня и даже с любопытством протягивала мне хобот. Как приятно видеть дикого слона, привыкшего к присутствию существа, которого глава семейства считает смертельным врагом.

Другие члены группы были куда подозрительнее. Особенно Закорючка, постоянная подруга Вирго; она бродила позади Вирго, когда та приближалась ко мне. Но постепенно и Закорючка перестала меня бояться и спокойно ела, пока я ходил вокруг и делал заметки. И наконец наступил день, когда она так свыклась со мной, что я не смог заставить ее раздвинуть уши для новой фотографии в картотеку, хотя подошел к ней почти на расстояние вытянутого хобота.

Закорючка, Вирго и ее слоненок привыкли не только ко мне, но и к Ории и Мходже; однако в присутствии незнакомых людей они оставались на почтительном расстоянии.

Некоторое время мы давали Вирго плоды различных растений, чтобы выяснить пищевые привычки слонов, но вскоре прекратили подкормку по настоятельной просьбе Джона Оуэна; он боялся, что, если слониха привыкнет к подачкам, она станет подходить к машинам, клянчить еду и проявлять агрессивность, если не получит ее.

Такое произошло в Кабалеге с одним взрослым самцом по прозвищу Лорд-Мэр Параа. Он привык искать пропитание в помойных ящиках и автомобилях. К несчастью, он также привык переворачивать и трясти машины, если не получал съестного. Его пришлось пристрелить.

Я уверял Джона Оуэна, что у Вирго совершенно иной характер, но, подумав, признал его правоту. Я знал, что Вирго не опасна, но был неверен сам принцип подкормки потенциально опасных диких животных. Мое поведение, не представлявшее опасности для меня, могло дать пример другим людям поступать так же, а это могло обернуться для них трагедией. Не один фотограф нашел смерть, пытаясь слишком близко подойти к слонам в других национальных парках. Именно поэтому настоятельно предупреждаю тех, кто едет в Африку: никогда не разгуливайте пешком вблизи диких слонов. Не хочется преувеличивать опасность, но считаю своим долгом предупредить: случаи нападения вызваны нормальной враждебной реакцией слонов на своего смертельного врага.

Следует понимать, что, несмотря на стремление человека защищать животных в парке, он остается их самым страшным врагом. Это вызвано в основном ростом населения и борьбой за жизненное пространство, ведущими к постоянному сокращению владений слонов. Если у них не окажется достаточной территории, то слонам, по-видимому, не удастся выжить. А им еще более тесно оттого, что они стремятся избежать человека. Такое их поведение обусловлено генетическим и социальным наследием. Кроме того, они понятливы, а потому стекаются в безопасные зоны, другими словами, в национальные парки, где оказываются под защитой.

Все более растущее давление человека на слонов — лишь одна из граней проблемы, которая решалась в Маньяре; в июне 1970 года я готовился к семинару в лагере Ндалы, где должен был представить результаты работы по изучению слонов. Нужна ли программа разумного уничтожения слонов для уменьшения плотности популяции? Вопрос был поставлен, более тянуть с ответом не представлялось возможным.

Назад   Вперед

Дуглас-Гамильтон. Жизнь среди слонов Часть первая (Иэн Дуглас-Гамильтон)
  Глава I. Прелюдия к Серенгети
  Глава II. Дилемма в Маньяре
  Глава III. Слоновьи индивидуальности
  Глава IV. Нерушимое семейство
  Глава V. Разреженный лес обречен
  Глава VI. Рождение слонят
  Глава VII. Радиослоны
  Глава VIII. Мне сверху видно все…
Часть вторая (Ория Дуглас-Гамильтон)
  Глава IX. Мир слонов
  Глава X. Однажды с высоты небес…
  Глава XI. Встречи в лесу
  Глава XII. Рождение в саванне
  Глава XIII. Смотри и учись
Часть третья (Иэн Дуглас-Гамильтон)
  Глава XIV. Как дается жизнь
  Глава XV. …как шагреневая кожа
  Глава XVI. Слоны и смерть
  Глава XVII. Убийство по закону и без закона
  Глава XVIII. Ключи к выживанию
Послесловие
Реклама:
Мы в Сетях:
Дикая Группа ВКонтакте / Дикое Сообщество на Facebook / Дикая Компания в LiveJournal
Дикий Портал ВКонтакте


Посмотри еще:
Зубы и клыки Зубы и клыки (48 больших фото) Стая волков Стая волков (Фото)
Горилла Горилла (35 больших фото) Морские ежи Акула в момент атаки (8 больших фото)
Зима в лесу Зима в лесу (рисунок) Красные пещеры Красные пещеры (17 фото)