Сова Акулы Зебра Ящерица Буйвол Орлан
Коллективный журнал о природе

Реклама:



Все о пустынях Фильмы о пустыне

Федорович. Лик пустыни. Пустыни Зарубежной Азии
В начало книги
Пустыни

Назад   Вперед   Оглавление

Пустыни Зарубежной Азии

Самый обширный материк мира - Азия, раскинувшийся на 8200 километров с севера на юг и на 8500 километров с запада на восток, занимающий почти третью часть всей суши, обладает и самым мощным поясом пустынь. Однако величайшие горные хребты расчленяют этот пояс на отдельные пустынные массивы. Мы вкратце познакомились с главнейшими массивами наших пустынь, но на юго-запад, на юг и восток от них лежат еще большие пространства пустынь Внутренней и Южной Азии, обладающие различными природными условиями и расположенные в разных странах.

На Аравийской земле. Самый западный и самый большой полуостров Азии, Аравийский, омывается Средиземным, Красным и Аравийским морями и Персидским заливом. Его территория превышает 3 миллиона квадратных километров, из которых 36 процентов занимают бесплодные пустыни самых жарких районов мира: 60 процентов Аравийского полуострова это полупустыни, пригодные в основном для животноводства, и только 4 процента занимают леса и пригодные для земледелия участки. Пустыни лежат как на юг, так и на север от центральной горной страны Неджд. Лавовые потоки древних вулканов слагают здесь обширные каменистые пространства пустыни Харра. Некоторые вулканы давно бездействуют, и город Аден, например, расположился в самом кратере навсегда потухшего вулкана. Один из вулканов, расположенный у города Медины, был действующим еще в XIII веке. Некоторые небольшие вулканы, образующие островки в Красном море, продолжают действовать и теперь. На север от Неджда располагается крупная пустыня Нефуд, или Красная песчаная пустыня. На юг от Неджда лежит одна из крупнейших песчаных пустынь, покрытая труднопроходимыми высокими барханами, - пустыня Дехна или Роба-Аль-Хали (пустая четверть), остающаяся до сих пор совершенно неисследованной. А между ней и берегом Аравийского моря расположена горная пустыня Гадрамаут, что значит "Страна солнечного зноя". Широкие сухие долины - вади - спускаются с гор Аравийского пояуострова и уходят местами на 1000 километров от них в глубь пустынь. Но только изредка и лишь вблизи гор бывает в них вода, так как климат давно переменился и нет теперь больше вод в этих сухих долинах. Лишь в горных и подгорных районах, да у выбивающихся из-под скал родников живет население этих древних стран.

Стройные, высокие финиковые пальмы, "стоящие головой в огне, ногами в воде", растут повсюду, где есть мелкие грунтовые воды. Эти пальмы дают плоды, заменяющие собой населению и хлеб, и сахар, и мясо.

Кочевое скотоводство в пустынях и орошаемое земледелие на небольших площадях в горных и подгорных районах никогда не создавали особого богатства народу, обогащая лишь духовную и родовую знать.

Эта громадная страна, если не считать прилегающих к Средиземному морю государств и Ирака, насчитывает всего лишь 3,8 миллиона человек, то есть в среднем 1 человек на 1 квадратный километр. Хозяйство страны находится в таком состоянии, что продуктов земледелия не хватает для питания. Их приходится ввозить частично за счет продажи продуктов животноводства, частично за счет экспорта кофе - единственной культуры, выращиваемой с некоторым избытком.

Кочевой образ жизни, связанный с перекочевыванием целых племен, не давал возможности ни учесть население, ни уточнить даже границы отдельных государств. И все же многократные и постоянные войны и разоряющие набеги иноземных завоевателей были уделом народов Аравии. До 1918 года почти вся страна была покорена Турцией. О том, как Турция "заботилась" об Аравии, можно судить хотя бы по тому, что из 40 эпидемий чумы XIX века 22 возникли в одном лишь Ираке (Месопотамии). Матерый английский шпион полковник Лоуренс в своей книге "Восстание в пустыне", не стесняясь, подробно рассказывал, как он, разжигая "священные войны", натравливал одни народы на другие, заставляя Турцию, под угрозой потери Аравии, держать в период первой империалистической войны большие армии не на фронте, а у себя в тылу. По Версальскому миру Аравия была отнята у Турции. С этого времени англичане все больше и больше стали опутывать Аравию нитями интриг, заговоров, подкупов и провокаций, стремясь сначала раздробить, а затем полностью подчинить себе эту страну, часть которой они захватили еще в 1839.году (Аден). В результате на территории Аравийского полуострова создано сейчас 13 государств и 2 нейтральные зоны.

Если не считать 5 северных государств (Израиль, Ливан, Сирия, Трансиордания и Ирак), то, даже территория собственно Аравии разделена между 8 государствами и ни одно из них фактически не самостоятельно.

В последние годы в пустынях Аравии были обнаружены новые залежи нефти. С этого момента нажим английского и американского капитала буквально удесятерился на все государства Аравии. Америка "купила" себе право эксплоатации залежей и сооружения нефтепроводов. Англия решила идти иным путем. Придерживаясь своей старой, испытанной манеры действия - загребать жар чужими руками, она организовала Лигу арабских стран и, натравливая тайно одно государство против другого, выступает в роли "защитника и опекуна"; она надеется дешевле и оптом захватить сразу все арабские государства.

Народ еще не сказал своего слова. Когда ему дают в руки винчестеры новейшего образца, он не отказывается брать их у дающих. Но у арабов существут поговорка: "У каждой пустыни есть свое будущее". И вряд ли свободолюбивый народ, столетиями отстаивавший свою независимость, согласится превратиться в рабов. Вряд ли он мечтает о том, чтобы "черное золото" его родины превратилось в доллары для американских миллиардеров и в стратегическое сырье для новых войн. И вряд ли допустит гордый и умный арабский народ, чтобы его пустыни превратились в колонии для черных дел белых господ.

Пустыня Тар. Вторым по величине полуостровом Азии является Индостан. Обычно мы представляем себе Индию тропической страной, где вечнозеленые джунгли готовы поглотить и скрыть в своих дебрях все сделанное человеком, если он не будет оберегать своих полей и селений от всепоглощающего нашествия зеленого царства гигантских деревьев и оплетающих лиан. Но есть другая Индия, не южная - тропическая, а северная - субтропическая, Индия, где хлеб родит лишь искусственно орошенная земля; Индия, где живут миллионы людей, жизнь которых всецело зависит от того, много или мало воды дадут Гималаи стекающим с них рекам.

В этой субтропической Индии, на северо-западе ее, расположена пустыня Тар. Окраины ее сложены мелкоземными почвами, а центральные пространства заняты песками. Сухость воздуха в течение большей части года в ней так велика, что заставляет эту область считать не полусухой, а сухой, пустынной. Но Тар была одной из "лучших" пустынь мира. Весенние и зимние дожди давали возможность развиваться хотя и не густой растительности, но все же вполне достаточной и для выпаса скота и для скрепления песков, а мягкий климат ее ничем не угрожал ни человеку, ни стадам.

В течение 200 лет Индией владела Англия. "Английским содружеством наций" зовут это капиталистическое государство теперешние его хозяева. 200 лет кичилась Англия тем, что она насаждала культуру в Индии, и 200 лет безжалостно извлекала из Индии все, что создавалось руками голодных рабов. Так было, так есть. Население этой богатейшей страны, убирая по два урожая в год, не имеет само хлеба и ведет полуголодное существование. Миллионами гибнут индусы при неурожаях, как это было, например, в 1945 году, поставляя рис на столы господ в метрополии. В Индии не освоены громадные пространства джунглей, а в соседних с ними районах не хватает земли и негде пасти скот.

Пастбища пустыни Тар так хищнически вытаптывались, что травы оскудели и пески во многих районах стали голыми, сыпучими. Они засыпают собой и то, что уцелело от прежних пастбищ, и "самая лучшая" пустыня не может прокормить теперь и половины тех стад, что выпасались в ней прежде.

Вдоль западной окраины пустыни Тар протекает породившая пески этой пустыни величайшая река южной Азии - Инд. Она берет свое начало с ледников Гималаев и приносит с высокогорий вместе с водой громадные количества песка и плодородного ила. Англичане, в погоне за дешевым хлопком и рисом, создаваемыми руками нищенски оплачиваемых и постоянно голодающих рабов, расширили в долине Инда орошение, однако далеко не покорили реку. Она то дает опустошительные наводнения, то уровень ее воды настолько снижается, что вследствие плохо рассчитанных каналов река не может обеспечить орошение полей. Бывает, что река совсем оставляет свое русло и прокладывает новый путь, губя поля и вызывая настоящие бедствия. Вместе с тем Инд бесполезно сбрасывает в океан в среднем в 2,5 раза больше воды, чем приносит с гор самая большая река Средней Азии - Аму-Дарья.

Есть все возможности использовать громаднейшие избытки воды для обводнения и орошения этой пустыни, занимающей около 300 тысяч квадратных километров. Можно, значительно расширив посевы риса и хлопка, обеспечить подлинное богатство населению. Но это невозможно в капиталистической стране и не под силу ни Англии, ни созданному ею "независимому", управляющемуся английскими генералами, Хиндостану. Народы Индии могут сейчас лишь мечтать о том времени, когда у них труд будет источником изобилия и богатства самого народа, а не обогащения белых господ. Но придет день, и индийский народ перестанет быть рабом господ и рабом природы и станет господином своей судьбы, своей страны и своей реки.

Кевиры и горы Ирана. Посередине между Аравией и Индией и непосредственно на юг от Туркменской ССР раскинулись пространства Ирана. В этой стране имеются и влажные субтропические районы побережья южного Каспия, где зреют в садах апельсины, и сухие субтропики побережья Персидского залива с рощами финиковых пальм. В Иране расположены высокие снежные горы Эльбурса и много сравнительно невысоких горных цепей, пересекающих в разных районах всю страну. Сух климат основных пространств Ирана, Мягче он лишь в горах, где выпадает немного больше влаги, более обильны выпасы, на ручьях возможно орошение, а местами применяются и богарные (бесполивные) посевы хлебов.

Между невысокими горными хребтами раскинулись в Иране обширные равнинные пространства, представляющие собой настоящие, а иногда и самые "злостные" пустыни. Наиболее безжизненны из них солончаково-глинистые равнины кевиров, или соляных пустынь.

То пятна белой сверкающей соли, то серая пухлая поверхность солончаков, то бесконечное множество низких плосковерхих бугорков, сложенных кристаллами гипса, но в общем все одна и та же соляная пустыня расстилается вокруг в течение долгих часов хода каравана. Но вот вдали показался горный хребет, а может быть, гряда причудливых облаков? Это видение манит к себе странными переливами красок и какой-то необыкновенной воздушной прозрачностью. Вот уже глаз различает слишком яркую для неба синеву, прорезанную красными полосами, переходящими местами в ледяную белизну, что-то невидимое еще отсвечивает холодным блеском. Но все еще теряешься в догадках: мираж это или реальность?

Но чем ближе подходит караван, тем яснее становится, что это не видение; при всей своей необычности это, действительно, горы. Их формы причудливы, как изваяния. Гигантские колонны, вычурные башни и диковинные храмы чередуются с фантастическими окаменевшими, как в сказке, чудовищами и какими-то исполинскими грибами. Со склона течет ручеек, но даже вокруг него нет ни одного кустика, ни одной травинки, и только сверкающими на ярком солнце белыми полосами оторочены его берега. Оказывается, хребет сложен гигантской залежью каменной соли. Вот в чем загадка причудливых цветов и переливов этих гор и их поражающей безжизненности.

Пересек караван этот невысокий кряж соли, и снова потянулась плоская мертвая равнина солончака-кевира. Такие кевиры занимают значительную долю пространств Ирана. Особенно велики большая соляная пустыня Деште-Кевир и расположенная юго-восточнее Деште-Лют.

Имеются в Иране и песчаные пустыни, резко отличающиеся по своему ландшафту. Среди них нередки голые сыпучие барханные пески, но пески Ирана часто расположены в подгорных районах, там, где ветры задерживаются, где выпадает немного больше влаги. В таких местах районы песков полузакреплены растительностью и используются для выпаса стад. Но в общем, при всем разнообразии ландшафтов Ирана, слишком велики в нем площади бесплодных пустынь. Веками используются воды рек на орошение полей, но очень много воды теряется в раздробленной мелкой оросительной системе.

Мало воды дают теперь древние подземные галереи - кяризы. В соседней Туркменской ССР в 1934 году научились легко и просто увеличивать водность кяризов в несколько раз. Для этого в их верхних частях бурят неглубокие скважины, вскрывающие обильные и не использовавшиеся прежде напорные воды. Но чтоб достать эти воды, нужно хоть немного труб и инструментов, которых нет у иранского народа.

Овцы и козы, как бритва, обрили все склоны гор. Не осталось на них ни росших прежде деревьев, ни кустов, стала редкой трава. И с каждым дождем все сильнее размываются бесчисленные новые рытвины и овраги, превращаясь в ущелья. Горы, дарившие прежде воду, топливо и пастбища, сейчас превратились в грозных врагов, заносящих поля каменным саваном. Не могут с этим бороться в одиночку раздробленные нищие крестьяне, не интересуют эти вопросы и помещиков, губернаторов провинций.

Два метода использования гор, лежащих среди пустынь, встретились в пограничном хребте Копет-Даг. По одну сторону все сбрито и размыто и карабкаются козы по кручам в поисках последних кустиков, еще не обглоданных на верхушке, еще не вырубленных на топливо. А по другую сторону яркая зелень скошенных трав и громадное количество стогов сена. Зеленые шапки можжевелового дерева - арчи, квадраты богарных полей пшеницы и ячменя только на самых ровных участках. Заросшие травами, диким инжиром и грецким орехом долины веселых ручьев, и ни одной овцы и козы - этого страшного бича гор. Стада выпасаются на равнинах, а травы "стригут" не се пожирающие и вытаптывающие стада, а люди на своих сенокосилках. 25 лет оберегаются горы на советской земле от выпаса стад, и результаты этого громадны. Не страшны стали селевые выносы горного мусора. Источники и кяризы стали многоводнее; скошенные травы стали давать несравненно больше корма, чем прежние выпасы на горах.

В последние два десятилетия черты иной жизни начали входить и в Иран. Пустыню пересекли две первые в стране железные дороги. Из края в край прошли по ней ленты шоссейных дорог, сооружены были новые мосты, начала отстраиваться на европейский лад столица. Появились в столице несколько современных школ и шикарные автомобили. Но это принадлежит иностранцам, привлеченным в страну запахом нефти. И все эти "новшества" не только не дали богатства народу, но лишь привели к разжиганию национальной розни между различными племенами и народами Ирана, к еще большей реакции, к полной потере самостоятельности трудолюбивым иранским народом.

И лежит пустыня так, как лежала она издревле. Лишь меньше стало пастбищ и полей, меньше вод стали нести реки с ободранных гор.

Пустыни Китайской народно-демократической республики. В самом сердце Азии, прижатый к северным подножьям величайшего в мире Тибетского нагорья, лежит пояс пустынь Внутренней Азии. Он протянулся на 3500 километров от подножий Памира до Маньчжурии. Суров климат этих пустынь. Дневная жара чередуется здесь с ночными холодами, пыльные черные бури сменяются сильными морозами, а ветры подчас бушуют сильней, чем в любых других пустынях мира.

По-разному складывалась жизнь человека на пространствах этих пустынь и по узким подгорным их окраинам.

Одни районы извечно служили пастбищами кочевников, хозяйство которых мало менялось на протяжении тысячелетий. "И у травы есть душа", - учит монголов буддийская религия. "Великий грех косить траву и пахать землю - при этом губятся души бесчисленных растений". Вот почему нельзя заниматься земледелием, а надо лишь кочевать со своими стадами, находясь в полной зависимости от природы. Вот почему на громадных просторах Внутренней Монголии веками единственный транспорт был верблюд, единственная одежда - это шерсть, единственная пища - это молоко без хлеба и изредка мясо. Вот почему в годы засух гибли не только стада, но и сами кочевники, и жизнь их оставалась такой же суровой и необеспеченной, как и на ранних стадиях становления человеческой культуры.

В других местах возникали и развивались культурные государства, создававшие свою письменность и литературу. Но приходили завоеватели, уничтожали людей и города, опустошали царства, и на долгие столетия пески овладевали памятниками архитектуры и культуры.

Лишь в 1907 - 1909 годах нашему русскому путешественнику П. К. Козлову удалось найти в Центральной Монголии мертвый город - древнюю столицу Тангутского царства XIII - XIV веков - Хара-Хото, где были найдены богатейшие памятники древней культуры и, в частности, библиотека, насчитывающая около 2000 томов.

В подгорных участках, на узких полосках между песками и горами, там, где есть хоть немного воды, давно возникали оазисы с тщательно возделываемыми полями. На весь мир славятся подземные водосборные галереи - кяризы Ирана. Многие считают их типично персидским типом сооружений. Но в пустынях Западного Китая, в пограничной с Казахстаном провинции Синьцзян, кяризы громадной длины протянулись у подножий гор такой густой паутиной, что можно лишь поражаться тем титаническим трудам, которые потребовались для их создания. Склоны котловин Тур-Фан и Люкчум буквально изрешечены десятками тысяч смотровых колодцев этой густейшей сети кяризов. На выведенных кяризами подземных водах сухих ручьев - саев - жмутся поля, огороды и изредка сады древних исконных обитателей этих стран. Из них наиболее многочисленны уйгуры (называемые там часто таранчи) насчитывающие свыше двух миллионов из трехмиллионного населения Синьцзяна. Живут здесь и таджики, киргизы, казахи, монголы. Быстро возрастает в стране количество китайцев, завоевавших этот "Китайский Туркестан". Поля и домики земледельцев тянутся местами сплошной полосой на десятки и сотни километров, но возделываются лишь узкие ленты вдоль подножий гор, которые удается обеспечить водой.

В восточном Китае в древних земледельческих уездах живет по 700 - 800 человек сельского населения на 1 квадратный километр. Такой густоты населения не знает ни одна земледельческая страна. Не удивительно, что поток китайского населения все шире и дальше уходит в пустыни Внутренней Азии, и теперь во Внутренней Монголии кочевники монголы составляют не больше половины населения страны. В связи с этим все ширится сельскохозяйственное использование, казалось бы, самых неблагоприятных земель.

В условиях феодально-средневекового строя, существовавшего в Китае до 2 октября 1949 года, это освоение было самым примитивным, лишь в той мере, которая была посильна упорнейшему в труде, но разоренному и раздробленному китайскому крестьянину-одиночке. Раздираемый внутренней междоусобицей, Китай прошлого не в силах был преобразовать свои пустыни. Население Синьцзяна оставалось лишенным всякой связи с основным, восточным Китаем, крупнейшие природные ресурсы пустынь не использовались.

Что же представляют собой эти пустыни Китая?

Пустыня Такла-Макан. Между тремя высочайшими нагорьями мира - Тянь-Шанем, Памиром и Тибетом - залегла величайшая на земле Таримская межгорная впадина, почти целиком занятая одной из крупнейших песчаных пустынь мира - Такла-Макан. На полтысячи километров протянулась эта впадина в меридиональном направлении, а с запада на восток раскинулась более чем на 1200 километров, вплоть до блуждающего озера Лоб-Нор.

Реки, стекающие с ледников Каракорума, Памира и Тянь-Шаня, соединяются вместе, образуя большую реку Тарим. Река эта катит свои воды через всю котловину, с трех сторон омывая пустыню. А с юга в пустыню стекают реки, берущие начало на Тибете.

Таримская котловина почти со всех сторон закрыта величайшими нагорьями с их вечными снегами, и выход из нее есть только один - на северо-восток, к пустыням Монголии.

Со всех сторон с нагорий устремляются в котловину ветры. Но самыми сильными и холодными являются те, что дуют зимой и ранней весной с северо-востока, не с высокогорий, а с холодных в это время года пространств открытой с севера Монголии. Таримская впадина расположена на высоте 800 - 1000 метров. Поэтому врывающиеся в нее из Монголии ветры приносят лишь холод, а спускающийся с высокогорий воздух расширяется, разогревается, иссушается и приносит в пустыню зной и сухость. Вот почему так часто бывает безоблачным небо Такла-Макана, вот почему так редко выпадает в нем и снег. Путешественники несколько раз отваживались пересечь Такла-Макан; первым среди них был наш замечательный исследователь Азии Н. М. Пржевальский. Все исследователи поражались высотой и сложным устройством оголенных песчаных нагромождений этой пустыни. Лучше всех описал их наш другой соотечественник, К. И. Богданович. Оказалось, что это - знакомые нам теперь и по другим местам комплексные барханные цепи, в которых барханы, как бы взгромождаясь один на другой, дают пологие со стороны ветра валы, до 100 - 120 метров высоты. С заветренной стороны этот откос граничит с впадиной, то ровной, как стол, и покрытой солончаком, то с низкими грядками песков, поросших редкими травами. На 2 - 4 километра отстоят такие барханные цепи одна от другой, и тянутся они через всю пустыню.

Нам удалось составить карту рельефа песков Такла-Макан, и оказалось, что барханные цепи ее образуют две гигантские системы полукружий. Одна из них как бы истекает с востока, из Монголии, и занимает восточную половину пустыни. Другая охватывает запад Такла-Макана и направлена навстречу восточным дугам. Это опять-таки самым точным образом вскрывает характер циркуляции воздуха над котловиной. Холодные потоки воздуха устремляются в котловину с нагорий и из Монголии. Доходя до ее центра, они настолько разогреваются, что становятся легкими и поднимаются. Поднявшись, они охлаждаются и растекаются поверху от центра котловины к ее окраинам, к горам. Недаром путешественник М. В. Певцов писал о том, что в горах, окружающих пустыню, постоянно со стороны раскаленной пустыни дует холодный ветер.

Труден и утомителен путь по этой безлюдной и безводной пустыне. Вдруг среди сыпучих, но раздвинувшихся песков торчат какие-то балки, доски, лежат на поверхности остатки утвари - немые свидетели когда-то существовавшего здесь поселения. Как здесь, среди оголенных песков, могли жить люди? Откуда взяли они балки и доски в этой стране?

Но вот пески расступаются, и караван входит в речную долину. Повсюду видны следы излучин речного русла. Целые леса поднимаются на этой бывшей пойме. Но нет ни капли воды в русле, ни одного листа на деревьях. Это не лес, это кладбище скелетов погибших деревьев разнолистного тополя тограк, поднимающихся на 6 - 7 метров. Некоторые деревья достигают у основания 5 и даже 7 метров в окружности. Их древесина крепка, как камень, и при ударе звенит. Нет здесь воды, давно ушла отсюда река, высохли грунтовые воды, но надолго остался памятником о былой реке этот словно заколдованный лес. Недаром уйгуры верят, что тограк растет тысячу лет, стоит высохшим, пока не упадет, вторую тысячу лет и только через три тысячелетия его прах развевает ветер. Откуда же взялась здесь река и куда она ушла? Таких рек, заходивших с юга в пески, здесь и сейчас немало. А река Хотан-Дарья, стекающая с Куэнь-Луня, прорывает пустыню на всю ее ширину и, только минуя пески, на северной окраине котловины сливается с другими реками и порождает Тарим. Да и в низовьях Тарим, разветвляясь, одним из русел вновь пересекает Такла-Макан, заканчиваясь не только в озере Лоб-Нор, но и в другом таком же мелководном разливе - озере Кум-Куль. Другая река, Керия, и сейчас доносит свои воды почти до центральных районов пустыни. Самые пески этой пустыни являются таким же детищем этих рек, как Кара-Кумы, созданные Аму-Дарьей. Но реки блуждают, и человек использует их долины в пустыне в основном не для посевов, а только лишь для того, чтобы прокормить в их долинах свои стада.

Густо население оазисов, и почти безлюдны пустыни. Люди ютятся на ничтожных клочках земли, а реки бесполезно катят свои воды на сотни и сотни километров. В недрах подгорья скрыто много богатств, но лежат они никем не использованные. Давно обнаружены признаки нефти, а керосин для коптилок и ламп доставлялся из России караванами верблюдов. Страна одной из самых обширных песчаных пустынь мира лишена была стекла, изготовляемого из песка, и стекло для керосиновой лампы и для окна приходилось везти из той же России, на тех же верблюдах. В жарком климате подгорных полос растут на орошаемых клочках и персики, и виноград, зреют дыни, всевозможные овощи и хлеба, дающие два урожая в год. Но Китайские чиновники взимали бесконечные налоги, наживались, как только могли, и разоряли население. Не удивительно, что отрезанная 2 - 3 тысячами километров караванных троп от основного Китая, страна оказывалась фактически во власти худших прислужников феодального правительства. И в пески уходили окончательно разорившиеся бедняки, имевшие лишь пару коз или несколько кур и жившие только надеждой на улов рыбы в мелких протоках блуждающих рек.

Пустыня Гоби. Огромны пространства Гоби. Лежит она на высоте 1 - 2 километров, а то и выше. Летом на солнце бывает достаточно жарко, но зайдет солнце, и температура падает до 0°. А зимой морозы здесь по 30 - 40°, но редко выпадает снег и земля стоит голая, покрытая высохшими травами. Местами имеются массивы песков, обычно сравнительно низких и поросших травами и кустарниками. Пространства равнин чередуются с горами, поднимающимися над ними то на несколько сот метров, то на 1 - 2 километра. В горах выпадает больше дождей, и здесь кочевники выпасают стада овец, коз, двугорбых верблюдов, а севернее и лошадей. А на зиму население спускается на равнины и в котловины. В стужу и холод стада ходят под открытом небом, а люди живут в войлочных юртах, легко укладываемых в верблюжий вьюк. Гоби, что значит степь, - зовут монголы эти сухие пространства, северные части которых принадлежат зоне степей, а южные - зоне пустынь.

Немало богатств таят в себе недра гор в пустынях Внутренней Монголии, лежащей южнее Монгольской народной республики. Русские путешественники описывали находящиеся здесь месторождения различных руд и богатые залежи углей. Сотни богатейших рудников появились за годы советской власти в нашей западной части Тянь-Шаня. Еще длиннее цепи Тянь-Шаня в Китае. Но почти нет в них рудников. Только кое-где в нем да в лежащем южнее хребте Нань-Шань можно встретить, одиночек или небольшие артели китайцев-старателей, добывающих золото. Но в целом эти нагорья Внутренней Азии еще очень мало освоены человеком. Сотни и сотни километров можно проехать, не встретив ни человека, ни тропы. Табуны диких лошадей Пржевальского и куланов, стада диких верблюдов и антилоп дзеренов - единственные обитатели безлюдной пустыни. А в соседних северных районах той же Гоби, в пределах Монгольской народной республики, сухие степи Гоби являются сплошными пастбищами, где выпасаются громадные стада овец, коз и лошадей. Во всем мире нет другого государства, где бы на каждого жителя приходилось столько скота, как в Монгольской народной республике. Нет сомнения в том, что и пустыни южной Гоби могут быть использованы намного более продуктивно.

Пустыня Ала-Шань. Южнее Гоби, между южной границей Монгольской народной республики и хребтами Нань-Шаня, расположена большая песчаная пустыня Ала-Шань, прорезанная с юга на север рекой Эдзин-Гол. Ее меньшая часть, лежащая на запад от реки, покрыта травами, но три четверти ее пространства, расположенные на восток от реки, представляют собой преимущественно голые пески, похожие на гигантские барханные скопления Такла-Макана. Наши русские путешественники не раз пересекали эту пустыню. В конце прошлого века их караваны всегда находили здесь и пресную воду и достаточно корма для лошадей и верблюдов. Но недостаточно использовались эти пастбища потому, что монголы-кочевники старались держаться как можно дальше от китайских сборщиков дани, сновавших по тропам даже таких отдаленных пустынь, как Ала-Шань.

Ордос. Великая китайская река Хуан-Хэ, или Желтая, ограничивает Ала-Шань с востока. Река эта, выйдя из гор Нань-Шаня, проходит сотни километров на север, заворачивает на восток, а затем круто поворачивает снова в меридиональном направлении, на юг, образуя "Великую излучину". Ордос - зовут китайцы это пространство, представляющее собой плато, с трех сторон омываемое Желтой рекой, но сухое и пустынное, почти лишенное речной воды. Песками сложены большая северная и западная части этой пустыни и плодородным лёссом - ее меньшая восточная часть, несколько более влажная и по климату соответствующая сухим степям. Кое-где на окраинах Ордоса, в долинках плато, где имеются родники и маленькие ручьи, встречаются небольшие китайские селения. Основные же пространства плато используются кочевниками-монголами, но опять-таки их значительно меньше, чем могло бы быть, принимая в расчет продуктивность пастбищ этой страны.

Ордосом оканчивается пояс внетропических пустынь Азии. Дыхание теплого и влажного воздуха Тихого океана заходит сюда летом, когда дуют муссоны с моря; дальше на восток идет Китайская низменность - с мягким климатом, обеспечивающим потребности интенсивного земледелия.

Новая жизнь древней страны. Двадцать с лишним лет тянулась изнурительная гражданская война в Китае и японская оккупация многих его провинций. Но не слаще жилось народам Китая и до того. Постоянные междоусобицы, раздоры и непосильные налоги были вечным уделом Китая, особенно тяжело сказывавшимся в отдаленных его провинциях.

2 октября 1949 года китайский народ под руководством своей коммунистической партии сбросил власть иноземцев и предателей, сбросил с себя тяжелый полог средневекового феодализма, душивший в стране все живое, и начал строить новую жизнь. Статья 41-я конституции молодой Народной республики Китая гласит: "Культура и просвещение... должны носить новый, демократический характер, то есть они должны являться национальными по форме, научными по содержанию и народными по своему характеру". Другая статья предусматривает всемерное развитие природных ресурсов.

Через 4 месяца, 14 февраля 1950 года, впервые в истории Китая был заключен равноправный и подлинно дружественный договор с великим Советским Союзом. Этот договор о дружбе, союзе и взаимной помощи лег прочным фундаментом в основу тех преобразований, которые охватили всю страну.

После издания у нас постановления от 20 октября 1948 года о плане полезащитных лесонасаждений, один старый румынский крестьянин сказал, что свежий ветер, дующий из Советского Союза, занесет семена сталинских лесов и в молодую Румынскую республику. Мы знаем, что не прошло и года, как не только в Румынии, но и в Болгарии и в Венгрии, действительно, появились молодые всходы полезащитных лесных насаждений. И не прошло и пяти месяцев со дня рождения нового Китая, как его Центральное народное правительство начало осуществлять принятый им грандиозный план преобразования природы, направленный прежде всего на использование водных ресурсов для орошения полей и предотвращение тех постоянных наводнений при разливах Янцзы, Хуан-Хэ, Хуай-Хэ и других рек, которые являются громадным бедствием для земледельцев.

Уже с весны 1950 года согласно плану преобразования природы началось грандиозное строительство новых каналов, восстановление и реконструкция огораживающих реки дамб, осушение и землечерпательные работы. В одной лишь Маньчжурии будет сооружено 3 тысячи километров каналов!

Семена сталинских лесных насаждений залетели не только в Румынию. В провинциях Хэбэй, Шаньси, Чахар и Суйюань в 1950 году посажено 130 миллионов деревьев! Лесонасаждения в районе песков и вдоль берегов рек на 60 процентов выполнены были уже весной этого года!

Естественно, что в основном эти работы разворачиваются в Восточном Китае, где живет главная масса земледельческого и промышленного населения. Но преобразования уже начинают касаться и пустынь.

Еще в 1905 году академик В. А. Обручев, исследуя пустыни Восточной Азии, обнаружил в северо-западной части Синьцзяна, в так называемой пограничной Джунгарии, разнообразные полезные ископаемые,

"Пограничная Джунгария оказалась,- писал он,- довольно богатой полезными ископаемыми. Мы констатировали известные ранее месторождения золота, ископаемого угля и асфальта, обнаружили выходы нефти и жилы асфальта другого типа, признаки меди и железных руд. Весьма вероятно, что имеются месторождения и других металлов". Маститому исследователю пришлось ждать долгих 45 лет, чтобы на 87-м году своей жизни дожить до радостных минут претворения в жизнь этих открытий, сделанных в соседней с нами стране, но ставшей нам близкой лишь теперь.

Веками пустыни Центральной Азии были отрезаны от всего мира, а западный и восточный Китай оставались разобщенными. Учреждение равноправного Советско-Китайского акционерного общества гражданской авиации не только свяжет разобщенные провинции Китая, но и явится мощным стимулом к дальнейшему освоению пустынь Китая.

Тысячелетиями поили реки Центральной Азии участки полей среди пустынь, но сколько воды пропадало без пользы! Нет сомнений, что все эти реки и в первую очередь реки Таримской впадины будут преобразованы и дадут воду миллионам гектаров новых полей и новых плантаций, обогатят природу древних пустынь.

Китай стал на путь преобразований, и нет теперь такой силы, которая могла бы остановить его великое движение вперед!

Назад   Вперед

Федорович. Лик пустыни. Читать От автора
Вместо предисловия
Страшны ли пустыни
Где надо искать пустыни
Однообразие пустынь
Удивительные последствия климата пустынь
Без собственных рек
Блуждающие реки
Кочующие моря и озера
О чем рассказывают песчаные моря
Пыль пустыни
Весна в пустыне
Пастбища и леса пустынь
Животные - обитатели пустынь
Чем жил и живет человек в пустыне
Так было
Без властелинов
Пустыни Советской Азии
Пустыни Зарубежной Азии
Заглянем в будущее
Реклама:
Мы в Сетях:
Дикая Группа ВКонтакте / Дикое Сообщество на Facebook / Дикая Компания в LiveJournal
Дикий Портал ВКонтакте


Посмотри еще:
Зубы и клыки Зубы и клыки (48 больших фото) Стая волков Стая волков (Фото)
Горилла Горилла (35 больших фото) Морские ежи Акула в момент атаки (8 больших фото)
Зима в лесу Зима в лесу (рисунок) Красные пещеры Красные пещеры (17 фото)