Сова Акулы Зебра Ящерица Буйвол Орлан
Коллективный журнал о природе

Реклама:



Все о пустынях Фильмы о пустыне

Федорович. Лик пустыни. Пустыни Советской Азии
В начало книги
Пустыни

Назад   Вперед   Оглавление

Пустыни Советской Азии

До сих пор в этой книге шла речь вообще о пустынях и о жизни наших советских пустынь в целом. Но каждая из них, взятая в отдельности, обладает своей особой климатической обстановкой, имеет свою, только ею пережитую геологическую историю, свое геологическое строение, свои почвы и растительность и поэтому свой особый облик и свое будущее.

Чтобы яснее представить себе, как выглядят различные пустыни, познакомимся с пустынями одного из величайших материков земли - Азии, с теми из них, что находятся в нашей стране, а затем и с теми,, что лежат за нашими рубежами.

От Прикаспийской впадины на северо-западе до границ Ирана и Афганистана на юге, через весь Казахстан на восток, до пограничных с Китаем хребтов, раскинулись в СССР области пустынь. Средняя Азия - это почти сплошная пустыня, окаймленная лишь на юге и востоке поясом высоких гор, у подножия которых расположены богатые оазисы. И только две реки, берущие начало в снежных горах, Аму-Дарья и Сыр-Дарья пересекают эту область пустынь яркой лентой зеленых оазисов. На этих просторах, протянувшихся от притерекских песков до Китая и от района Тургая на юг до Кушки, расположена область пустынь, сильно отличающихся друг от друга по своей природе.

Пустыни усохшего моря. Вокруг всей северной части Каспийского моря расположена местность, которая с геологической точки зрения недавно, "всего лишь" два-три десятка тысяч лет назад, а на окраинах действительно недавно, лет пятнадцать тому назад, была затоплена волнами моря.

Это обсохшее морское дно почти не расчленено; иногда на десятки километров не найти места, хоть слегка возвышающегося. Однако даже на плоской, как стол, низменности дождевые и талые воды выискивают для себя ничтожные по глубине западинки - степные блюдца. Вода застаивается в них, глубоко пропитывая почву влагой. И здесь, на этих маленьких участках, создаются совсем иные условия, чем на соседних, но расположенных на 10 - 15 сантиметров выше. Пустыня получается "пятнистой" или, как говорят, "комплексной", с совершенно различной растительностью и почвой, в зависимости от этой ничтожной разницы в высоте соседних мест. Это одна из разновидностей глинистой пустыни, часто осолоненной и осолонцованной, иногда опесчаненной, но обычно значительно более богатой растительностью, чем такыры.

Но на бывшем морском дне осталось много солей, и поэтому более глубокие западины заняты здесь солончаками. Среди них крупнейшим считается Тентек-Сор, расположенный от низовий реки Эмбы до низовий реки Сагыза. "Тентек-сор", что значит ненормальный, беспокойный, зовут его казахи, потому что вся его поверхность, еще в 1870-х годах затопленная морем, представляет собой чередование плоских, как доска, полосок, покрытых солью, и узких, длинных и высоких, крутобоких гряд, так называемых Бэровых бугров. Они широко распространены по Прикаспийской низменности и сложены из песка, сцементированного глиной. Но не этим странным рельефом, похожим на гигантские листы гофрированного железа, славится этот солончак. Он широко известен тем, что недра его содержат богатые залежи нефти, что на нем расположены Макат, Доссор, Искине и другие промыслы треста "Эмбанефть". И не менее богата Прикаспийская пустыня залежами соли, не той, что осталась от недавних вод Каспия, а той, что образовалась еще в древние века истории земли, - поваренной на озерах Эльтон и Баскунчак и ценной калийной - на озере Индер. Большие пространства этой пустыни, особенно в приморской части, заняты песками. Растительность песков богаче глинистых пустынь, и поэтому пески издавна используются для выпаса овечьих отар.

Начинаясь на берегах Терека и Маныча у подножий Кавказа, эти пустыни огибают северный Каспий и простираются на восток вплоть до берегов залива Комсомолец. Две реки прорезают эту пустыню - широкая и многоводная Волга и Урал. Другие реки - Эмба, Сагыз, Большой и Малый Узень - дают осолоняющуюся летом воду и не дойдя до меря, теряются в солончаках. Волга и Урал играют громадную роль в сельском хозяйстве края, но их воды использованы еще в самой незначительной мере, и работы для преобразования этих пустынь - непочатый край. Опубликованное 31 августа 1950 года постановление Совета Министров СССР о строительстве Сталинградской гидроэлектростанции на реке Волге, об орошении и обводнении районов Прикаспия - это начало совершенно новой эры для прикаспийских пустынь. В них по сути дела не было массового орошаемого земледелия. В ближайшие пять лет между Волгой и рекой Уралом в полупустынях и пустынях Заволжья и Прикаспия, на Сарпинской низменности, на Черных землях и в Ногай ской степи будет создано свыше полутора миллионов гектаров регуляр но орошаемых земель и одиннадцать с половиной миллионов обводнелых земель. На них будут созданы крупнейшие зерновые и животноводческие хозяйства, вырастут промышленные леса, появятся озера и новые районные центры. Край в корне изменит свое лицо.

Последствия этого преобразования природы будут грандиозны.

Выше Сталинграда воздвигнута будет плотина и одна из величайших гидроэлектростанций. От водохранилища отойдет прямо на восток Сталинградский магистральный канал, который пересечет пустыню до реки Урал в районе Калмыково. Вся Прикаспийская низменность, лежащая к югу от канала, сможет быть им орошена и обводнена самотеком. В пустыне, где сейчас почти нет орошаемого земледелия, появится полтора миллиона регулярно поливаемых полей. На них будут вызревать тяжелые золотые колосья прекрасной пшеницы. Появятся самые разнообразные культуры. Край, в котором уже в 1880-х годах песчаные пастбища были разбиты, где голых летучих песков было создано человеком больше, чем во всех пустынях Средней Азии, покроется лесами, фруктовыми садами и виноградниками. Одиннадцать миллионов гектаров обводненных пастбищ с выборочно орошенными землями - это значит несколько миллионов голов скота, и не только мелкого - овец и коз, но и крупного рогатого и лошадей.

Это значит, что новое поголовье будет обеспечено не только орошенными пастбищами и сеяными травами, но и концентрированными и сочными кормами.

Другой канал пойдет на юг от Сталинграда. Много споров возникало у географов и геологов о природе цепочки Сарпинских озер. Они расположены как бы на продолжении Волги от того места, где она от Сталинграда резко поворачивает на юго-восток. Были ли эти озера всегда отдельными впадинами или текла здесь прежде Волга? Эти споры и теперь еще не закончены, но уже точно известно, что волжские воды потекут сюда. Они пройдут отсюда далеко на юг, к Черным землям и Ногайским степям. Давно славились эти места как лучшие зимние пастбища. Черные земли получили свое название потому, что снег редко покрывает в них почву и высокие травы остаются всегда доступными для выпаса скота.

Ногайские степи протянулись от низовьев Терека через низовье Кумы на север. Пески и супесчаные равнины давали зимний приют многотысячным стадам Дагестана и других районов Северного Кавказа. Славились эти пастбища, но не всегда оправдывали они свою славу.

Погоды бывают здесь разные. Случаются жестокие ураганы. Бывают глубокие снега, когда овцы не могут достать ни одной травинки. Проносятся и жестокие суховеи. Был случай, когда все это сочеталось в одну зиму и весну. Сначала выпал снег до полутора метров глубиной. Овец буквально засыпало на пастбищах. Затем начались такие ветры, что разметало и загородки для скота, и стога, и стада. На помощь были мобилизованы самолеты, колонны автомашин и даже танки. Ураган свирепствовал две недели и закончился суховеем, испарившим весь снег. Пришла весна, но сухая земля не взрастила трав.

Теперь, когда здесь появятся на орошенных землях посевы кормов, такие суховеи будут не страшны. Когда на обводненных землях будут расти промышленные леса, скоту не будут угрожать никакие ураганы.

Единственными источниками пресных вод здесь были редко рассеянные артезианские колодцы, да и то они далеко не везде доходили до пресной воды. Теперь здесь будет изобилие воды. Пески покроются густой растительностью. Не поверишь, что здесь прежде из-за наступающих песков приходилось переносить большие казачьи станицы по нескольку раз.

Преобразится вся пустыня от Терека и до реки Урала. И там, куда вода не сможет прийти самотеком, сила тока Сталинградской гидроэлектростанции поднимет воду на поля.

Страна тысячи зимовий - Мангышлак. На юг от северного Каспия располагается значительно более суровая по природе страна, сухая и жаркая, подверженная сильным ветрам, но которая в то же время широко славится у казахского народа как богатейший край, где разводят самых жирных и самых крупных верблюдов, где прекрасно выпасаются овцы и козы, где есть места для выпаса лошадей, где у родников растет не только кукуруза, но и фруктовые сады. Поистине, это страна тысячи зимовий - мынг кстау или мынг кишлак, иначе Мангыстауский район, который русские называют Мангышлак.

Нелегко бывает забраться в эту пустыню. С востока ее надежно охраняют безлюдные пространства, а с трех сторон омывает море; регулярно летают почтово-пассажирские самолеты и ходят раз в неделю пароходы в единственный город этой пустыни - бывший форт Александровский, а теперь форт Шевченко, почти соединившийся воедино с разросшимся рыбацким поселком Баутино. В этом форту находился в ссылке великий украинский поэт Тарас Григорьевич Шевченко.

Но если вы захотите составить себе представление о всех типах пустынь земного шара, о черных, скалистых, голых горах, о сверкающих белизной или нежнорозовых вычурных "каменных городах пустынь" с затейливыми гигантскими башнями, обелисками и замками, если вы захотите увидеть все формы рельефа песков и все типы солончаков, увидеть классические примеры куэст и чинков, посетить сухие котловины, опускающиеся на 130 метров ниже уровня океана, попробовать твердость такыров и посмотреть на мрачность гаммады, увидеть самую тонкую резьбу, проточенную водой, в полной мере ощутить великую работу ветра в пустыне и познать сотни других чудес пустыни, - то лучшего выбора, чем Мангышлак, вы не сделаете. В этой стране на небольшом пространстве, как в заповедной шкатулке, собран весь арсенал разнообразнейших проявлений природы пустынь. В этой же заповедной шкатулке лежат еще нетронутыми громадные богатства.

Придет время, мангышлакская "глухомань" станет крупным промышленным центром добычи и переработки разнообразных полезных ископаемых.

Плато Устюрт. Если на карте между Каспием и Аралом вы увидите надпись "Усть-Урт", то не верьте ей. Здесь нет ни рек, ни их устьев. Эта пустыня не имела названия, но казахи говорили про нее, что это ыстюрт - равнина, горизонт, а русские топографы написали это странное слово на свой привычный лад. И хотя 60 лет тому назад в "Записках" Оренбургского отделения Русского географического общества и была опубликована об этом особая статья, предложившая писать Устюрт, но так уже по привычке и пишут часто до сих пор на картах "Усть-Урт".

На 400 километров с запада на восток и 700 километров с юга на север раскинулись просторы этого "ыстюрта", или Великого плато - Каплан-Кыра по-туркменски. Можно пройти сотни километров и не заметить на его громадных пространствах ни балок, ни оврагов. А в то же время поверхность его далеко не ровна и образует обширные, но пологие увалы и прогибы. Это сказывается влияние скрытой под покровом молодых слоев более древней складчатости, проходящей от Maнгышлака на восток через весь Устюрт. И в центре таких прогибов, а иногда, наоборот, вдоль увалов рельеф осложняется обширными глубокими впадинами. "Барса-Кельмес" ("ходить нельзя", "пойдешь - не вернешься") зовут одну из них казахи потому, что дно ее покрыто топким солончаком. Днища большинства котловин Устюрта наполовину покрыты солончаками, а наполовину с юго-западной стороны песками, образовавшимися при выдувании котловин.

Пустынно летом на всем Устюрте, потому что в это время малопригодны для выпаса его пастбища. Но поздней осенью и зимой Устюрт покрывается отарами. У полыни осенью вырастают высокие цветоносы, и как только полынь отцветает, она перестает быть горькой. Осенью же расцветает приземистый кустарничек, типичный для пустынь как Казахстана, так и Монголии, - боялыш. Хороший корм дают и приземистые кустарнички биюргуна, похожего на саксаул, и мясистая солянка тетыр или тытр. Полезны и терескен и другая растительность, в глубоких колодцах есть пресная вода, а в котловинах можно укрыться or непогоды.

В X веке хорезмские ханы для связи с хазарским царством устроили через Устюрт прекрасный тракт, снабженный колодцами и караван-сараями. Сохранились и посейчас развалины этих караван-сараев, и до сих пор дают воду древние колодцы, но сейчас тракт используется мало.

Большое значение для зимнего выпаса имеют котловины Устюрта. По окраинам солончаков растет ряд видов солянок, приобретающих осенью и зимой ценные кормовые качества для верблюдов и овец. В песках, среди впадин выдувания, всегда можно спрятаться от непогоды и зимних ветров, обеспечить скот разнообразным кормом, а себя - топливом. К тому же, если на плато выпадает хоть самое незначительное количество снега, то ветер снесет его в котловины. Снег дает овцам возможность выпасаться без водопоя. Заглатывая снег понемножку, равномерно, на ходу вместе с травой, согреваясь движением, овцы утоляют жажду и не переохлаждаются. Такой режим гораздо полезнее, чем дать овце сразу большую порцию холодной воды перед ночевкой в открытом загоне. "Выпас под снег" обеспечивает овцу от простуды и способствует лучшему усвоению сухого корма. Недаром казахи говорят, что "зимний водопой жир сгоняет".

Продуктивность пастбищ Устюрта невелика - 2 - 3 центнера с гектара. Но ценность его заключается в том, что он дает наиболее нужные осенне-зимние пастбища, а кустарниковая его растительность позволяет легко создавать запасы страховых кормов.

Черные пески - Кара-Кумы. Почти девять десятых площади Туркменской ССР заняты пустыней, протянувшейся на запад и юг от Аму-Дарьи, от подножий Памира и земель Афганистана до берегов Каспийского моря. Три четверти этой пустыни покрыто песками Кара-Кумов.

Разнообразен рельеф северо-западной Туркмении, аналогичной Мангышлаку и по геологическому строению и по составу пастбищ. В ней имеются залежи угля, славятся ее верблюдоводческие колхозы и совхозы.

Далеко по СССР развозятся огланлинские, так называемые бентонитовые, глины, заменившие на наших металлургических заводах дорогое импортное сырье. Давно пора им занять место и в легкой промышленности, так как, по нашим данным, они ничем не отличаются от крымского кила и могут служить для выработки необходимого для пустыни мыла кил, мылящегося в соленой воде. Северо-западная Туркмения дает также большое количество прекрасной самосадочной поваренной соли на отчленившихся от моря узких и длинных озерах Куули. Здесь же, севернее, расположен обширный залив Каспия Кара-Богаз-Гол, из вод которого мы получаем неограниченные количества самосадочного сульфата натрия, ценного сырья для химической промышленности.

Двумя межгорными коридорами выходят Кара-Кумы к приморской низменности юго-западной Туркмении, где с каждым годом добывается все больше нефти, где богаты выходы горючих газов, откуда получаем мы под и горный воск, где вырастает промышленный район с большим новым городом - Небит-Дагом.

У подножия хребта Копет-Даг, поднимающегося до 3 километров, протягивается узкая полоска зеленых оазисов. Сотни длинных и глубоких подземных галерей - кяризов - собирают воду по ущельям этих гор, чтобы полить сады, огороды, виноградники и хлопковые поля этих оазисов. Две реки, Теджен и Мургаб, полностью отдают свои воды, чтобы оросить большие хлопковые оазисы.

Родина древних культур лежала здесь со времени каменного века вплоть до великого нашествия монголов в 1210 - 1220 годах, оставивших в развалинах культурнейшие города той эпохи во главе с древним Мервом. Но как ни величественны развалины мечетей Мессериана, Анау и Мерва, они забываются, когда смотришь на сочную зелень деревьев и яркие цветы вдоль прямой, как стрела, и тенистой семикилометровой асфальтовой магистрали в столице Туркмении Ашхабаде, вновь возрождающемся после землетрясения 9 октября 1948 года.

Хороши пастбища междуречья среднего течения Теджена и Мургаба - холмогорий Бадхыз и лежащих восточнее среднего течения Мургаба холмогорий Карабиль. Недаром на этих пастбищах пасут сотни тысяч овец совхозы "Туркменкаракуль" и колхозы туркменских племен теке и салоров и вышедших в 1908 году из Афганистана джемшидов, белуджей, а также хазарийцев, русских и украинцев. Местами холмогорья поднимаются настолько, что получают большое количество осадков, и здесь располагаются богарные посевы пшеницы.

Из почти 600 видов дикорастущих здесь растений многие имеют не только пастбищно-кормовое значение. Здесь имеются десятки эфиро-масличных растений, красителей, дубителей, каучуконосов и крахмалоносов, лекарственных и декоративных, а также плодовых. 42 тысячи гектаров занимают дикие фисташковые заросли, дающие через год по 15 тысяч центнеров вкусных и маслянистых орехов. В долине Кушки расположились типичные украинские селения с просторными, чисто побеленными домами, с садами и высоко устремившимися кверху пирамидальными тополями. А за пределами долины лежат все же еще далеко не полно используемые пространства пустыни. В центре Бадхыза, в обширной котловине Ер-Ойлан-Дуз, не тревожимые людьми, до сих пор выпасаются, охраняемые нашим законом, стада диких ослов - куланов, режде во множестве водившихся во многих районах наших пустынь. И, как тень, между высокими растениями - ферулями - крадутся за куланами ловкие хищники - геппарды.

Таково обрамление пустыни Кара-Кумы с запада и юга. А с востока и севера ее оконтуривает долина среднеазиатской Волги - Аму-Дарьи, где на протяжении от Афганистана до Заунгузской возвышенности расположена почти сплошная, но неширокая полоса оазисов. Она сменяется отдельными маленькими очагами земледелия в нескольких излучинах там, где Аму прорывает Заунгузье, и превращается далее на северо-западе в обширнейшие оазисы низовьев Аму.

А в центре этого обрамления лежит одна из величайших песчаных пустынь мира - Кара-Кумы. Она настолько велика, что туркменский народ говорит: "Когда птица летит через Кара-Кумы - она теряет перья, когда человек идет через Кара-Кумы - он теряет ноги". ^

Нет в ней ни финиковых пальм субтропических пустынь Старого Света, ни гигантских кактусов пустынь Нового Света, так как сахарская жара сменяется неустойчивой зимой, в течение которой морозы в 20 - 25° чередуются чуть ли не с ежедневными оттепелями, как только пригреет землю солнце, а нередко и в декабре и в марте бывает по 20 - 25° тепла. Коротка каракумская зима, но ее морозы не дают возможности расти здесь многим южным многолетним растениям. Непохож бывает один год на другой. То выпадет осадков столько, что траву хоть коси, то за весь год, если собрать воду всех дождей и снега (не залеживающегося здесь долго), ее окажется слой всего лишь в 2,5 сантиметра! А испариться с открытой поверхности пресной воды здесь за год может 2,9 метра, то есть в 116 раз больше! И все же в условиях этого мало благоприятного климата, благодаря тому, что пески хорошо хранят влагу, а дожди выпадают в основном ранней весной, когда они больше всего нужны растениям, растительность достаточно разнообразна и питательна. Недаром на каракумских пастбищах выпасаются миллионы голов каракулевых овец.

Сплошные пески Кара-Кумов прорываются довольно равномерно расположенной сетью плоских, как стол, глинистых участков такыров в 1 - 2 километра в поперечнике. Голы такыры Кара-Кумов, нет на них ни травинки, ни кустика. Но это объясняется не только их плотностью, но и тем, что туркмены часто специально очищают их от растительности. Чистый такыр - это прекрасная поверхность для сбора весенних вод, за счет которых искусственно опресняется вода колодцев.

Тысячелетиями Кара-Кумы использовались для выпаса, и не удивительно, что местами пастбища испорчены. Бывали и у нас на первых шагах неудачные мероприятия, когда совхозы создавали слишком крупные базы, держали вокруг них громадные отары и выбивали пески, приводили их в негодное состояние.

Немало сделано в Кара-Кумах для улучшения пастбищ, но предстоит в этом отношении еще громадная работа. Вокруг всех оазисов не только обеднены пастбища, но уничтожен и саксаул. Надо не только восстановить, но и улучшить естественное состояние растительности этих испорченных и еще не полностью восстановленных районов. Сеть колодцев была крайне неравномерна, и наряду с чрезмерно используемыми районами были и такие, которые оставались лишь во власти джейранов и грызунов. Национальная рознь приводила к тому, что, например, между районами кочеваний туркмен и казахов оставались местами пространства неиспользованных пастбищ по 200 километров шириной, и все же это не гарантировало ни от нападений, ни от грабежей. Неправильная организация выпаса приводила и к тому, что на прокорм одной овцы затрачивалось до 10 гектаров пастбищ! Вот и судите сами, много ли богатства давали прежде Кара-Кумы.

Теперь значительные пространства, прежде считавшиеся безводными, обводнены. Это одно уже вовлекало в хозяйственный обиход многие миллионы гектаров. Пришлось поработать нашим исследователям-кормовикам, чтобы составить подробные карты типов растительности, выявить, какие растения в какое время года лучше поедаются, когда и как надо пасти скот, чтобы травы давали отаву - отрастали, чтобы растения, несмотря на выпас, могли цвести и плодоносить, чтобы выработать наиболее продуктивный и правильный режим выпаса, максимально соответствующий и потребностям животных и интересам обогащения пастбищ. И теперь, в итоге этого большого труда, проведенного советскими исследователями пустынь, площадь, необходимую для выпаса одной овцы, удалось сократить вдвое, а во многих районах втрое, в то же время улучшая пастбища. Вот почему нам удалось увеличить поголовье каракулевых стад Туркмении по сравнению с 1934 годом более чем в пять раз!

Кара-Кумы только лишь начали менять свой облик, но они уже дают стране несравненно большее богатство, чем прежде. Поголовье колхозных и совхозных стад растет с каждым днем, но мы знаем, что кормом и водой мы сможем обеспечить еще большие отары прекрасных каракулевых овец. Кара-Кумы дают нам много богатства своими пастбищами, и перспективы развития животноводства в них еще велики. А в самом центре Кара-Кумов белеют дымы двух знакомых уже нам заводов, добывающих чистейшую серу. Много богатств использует советский человек в туркменских пустынях, которые 25 лет назад были еще совершенно не вовлечены в общий хозяйственный обиход страны.

Всего лишь на одну четверть используются пригодные для орошения земли Марыйского оазиса. Все воды Мургуба сперва запасаются в водохранилищах, затем до последней капли идут на поля, и все же их нехватает.

Громадные пространства лежат неиспользованными в сухой дельте Теджена. Да и там, где есть поля, приходится сеять лишь пшеницу, довольствующуюся однократным поливом, а не длинноволокнистый хлопчатник, приносящий намного больше богатства, но требующий шести - восьми поливов.

На прекрасных подгорных землях Туркмении, протянувшихся вдоль подножий Копет-Дага, водой, отнятой у ручьев и добыто, кяризами из-под земли, орошаются лишь небольшие участки. Неоткуда здесь было больше взять воду.

В юго-западной Туркмении на юг от Красноводска до самой границы с Ираном протянулась пустыня с мягким климатом. Морозы, особенно на юге этой приморской области, случаются реже, чем в Батуми. Климат здесь субтропический, но сухой. Широко раскинулись плодородные сероземы и такыры на подгорной равнине от западных подножий Копет-Дага до песков. Большие площади занимают пригодные для орошения земли древней дельты Атрека. Сейчас они сухи, и лишь отары овец да быстроногие джейраны пасутся теперь там, где на площади в 600 тысяч гектаров раскинутся плантации длинноволокнистого хлопчатника, вскоре будут произрастать фруктовые сады, маслиновые рощи, виноградники и многие другие теплолюбивые растения.

А на крайнем северо-западе Кара-Кумов пески граничат с обширной областью древних протоков Аму-Дарьи, сохранившихся от тех времен, когда река впадала не в Арал, а в Сарыкамышское озеро.

Здесь расположено более одного миллиона гектаров пригодных для орошения земель, часть которых возделывалась еще в средние века. Хороши почвы и по обе стороны от современной дельты Аму-Дарьи, но трудно подать туда воду, так как лежат они намного ниже успевшего нарасти кверху русла. Оросить их можно, только если река будет скована прочно плотиной. Все эти земли в районе древней и современной дельт расположены на 500 - 700 километров севернее юго-западной Туркмении, и зимой здесь бывают морозы до 25°. Но это районы, где прекрасно может возделываться хлопчатник наиболее урожайных среднеспелых сортов. Здесь могут расти абрикосы и шелковица, виноград и разнообразные овощи. Прилегающие оазисы Кара-Калпакской АССР, Таша-узской области Туркмении и Хорезмской области Узбекистана на весь мир славятся своими замечательнейшими дынями и морозостойкой люцерной.

Веками лежали вокруг всей пустыни Кара-Кумы громадные пространства плодородных земель, но возделывалась лишь незначительная их часть. В одних местах нехватало воды в небольших речках и ручьях. В других не под силу было человеку взять нужное количество воды из грозной "сумасшедшей реки" Аму-Дарьи.

И только теперь почти все эти земли расцветут для новой жизни.

Красные пески - Кызыл-Кумы. Узкой лентой прорезает пустыню великая река Средней Азии Аму-Дарья, изливающая свои воды в замкнутое Аральское море. Почти две тысячи кубических метров воды ежесекундно проносится по е руслу. Вместе с водой течет громадное, большее, чем в Ниле, количество ила и волочатся массы песка-плывуна. Узкой, прерывистой лентой тянутся вдоль реки зеленые оазисы, а рядом начинаются две обширнейшие пустыни: на запад - Кара-Кумы, на восток и север - Кызыл-Кумы.

На 900 километров в длину и 600 километров в ширину раскинулась эта разнообразная пустыня. На востоке к ней прилегают лёссовые подгорные равнины, среди которых иссякают воды реки Кашка-Дарьи. Каршинской степью называются эти места, расцветающие весной, но слишком быстро выгорающие на солнце.

До последней капли отдает воду полям и река Зеравшан.

А севернее Бухарского и Каракульского хлопковых оазисов Зерав-шана, за полями Кенимеха и Гиждувана располагаются моря кызылкумских песков и районы щебенистых равнин. Они тянутся до самых берегов Арала и прерываются на севере лишь долиной реки Сыр-Дарьи. Полузаросшие кустарником и пустынной осокой гряды песков, такие же, как и в Кара-Кумах, занимают в этой пустыне значительные пространства.

Но в центральных районах Кызыл-Кумов высоко над поверхностью песчаных гряд возвышаются темные древние горы. Они сложены теми же горными породами, что и лежащие далее на восток хребты Тянь-Шаня. В самом западном участке этих островов-гор, в хребте Султан-Уиз-Даг, круто поставленные пласты сворачивают отсюда на север.

А через 500 километров, по другую, северную сторону Арала, в низких горах Чушка-куль (Свиного озера) выходит на поверхность земли южное начало пояса древних Уральских гор. Урало-Тяныиани-дами называют поэтому геологи остовы древних гор, выступающие из-под песков Кызыл-Кумов. Разнообразные полезные ископаемые этих возвышенностей свидетельствуют о связи двух далеких и разных по виду горных систем, о действительной принадлежности их к одному горному поясу.

Древние русла, давно покинутые реками, бороздят пространства песков, напоминая о том, что пески эти намыты реками.

Совхозы и колхозы Узбекистана, Кара-Калпакии и Казахстана используют богатые пастбища Кызыл-Кумов. Сотни новых колодцев ежегодно восстанавливаются и строятся в пустыне. Работают рудники, добывающие графит и металлы.

Пустыня Кызыл-Кумы использовалась еще неравномернее, чем Кара-Кумы. Больше всего испорчены земли южных Кызыл-Кумов Можно и сейчас насчитать здесь 700 - 800 видов растений, но на значительных пространствах пастбища сильно обеднены. Здесь усиленно выпасались стада бухарского эмира и всей его знати. Здесь же и природа способствовала тому, что супесчаная почва сдувалась сухими нисходящими ветрами, дувшими с Кызыл-Кумских гор. В результате рыхлая почва сдута, обнажился уплотненный горизонт, на котором труднее прижиться растительности, а пески скопились вдоль северной окраины Бухарского и Каракульского оазисов в обширный массив барханных цепей, постепенно все больше и больше наступавший на поля, селения и города. Надо прямо сказать, что в наших пустынях пески гораздо меньше засыпают оазисы, чем это часто изображают. Но северная половина Каракульского и Бухарского оазисов - это был район самого злостного надвигания песков, где более 80 тысяч гектаров орошаемых земель засыпано песками.

Большой победой советских мелиораторов было создание мощного зеленого вала в ПО километров длиной, навсегда преградившего дальнейшее продвижение песков. Однако это только начало. Создан лесной барьер от 0,5 до 2,5 километра ширины. На очередь дня поставлена задача расширить полосу посадок до 10 километров, а затем занять ими всю площадь барханных песков, расположенных севернее этих оазисов. Важно не только то, что наши специалисты научились выращивать из кустарников пустынь густые зеленые полосы и полностью останавливать пески, но и то, что за счет последующего необходимого разреживания этих посадок получают они такое количество древесины, которое окупает все эти работы. Польза получается двойная. Спасаются посевы, и население обеспечивается топливом.

Но еще более грандиозная работа ждет советских покорителей пустынь в остальных районах Кызыл-Кумор. Надо аэросевом восстанавливать саксаульники, улучшать выбитые местами пастбища, строить колодцы и артезианские скважины в местах, лишенных сейчас воды, и вводить их в пастбищное использование. Таких мест еще немало на севере Кызыл-Кумов. Один из мелиораторов внес предложение покрыть громадные пространства Кызыл-Кумов системой полос по нескольку километров шириной из посадок саксаула и других кустарников, расположенных примерно через 25 - 30 километров одна от другой. Полосы эти должны быть страховыми, то есть использоваться под выпас только в периоды неурожаев трав, гололедицы или глубоких снегопадов, то есть в те моменты, которые прежде приводили к джуту - падежу скота от зимней бескормицы. Полное осуществление этого проекта в ближайшие годы еще преждевременно. Невидимому, такие работы целесообразнее будет начать в районах наиболее интенсивного использования, там, где это более необходимо, но нет сомнения в том, что пастбища Кызыл-Кумов подобным образом будут впоследствии улучшены по всей пустыне. А теперь предстоят грандиозные работы по орошению. Они полностью изменят самый ландшафт всей восточной окраины этой обширной пустыни и других ее районов.

Голодная степь. Самолет шел из Чарджоу в столицу Узбекистана - Ташкент. Поразительно живописны сверху Нуратинские горы. Их серые скалы испещрены густым лабиринтом ущелий, от самых маленьких до глубоких и узких, рассекающих горы, как трещины. И прерывая этот хаос вычурно высеченных скал, то тут, то там мелькают извивающиеся среди гор зеленые долины, с тонкой струйкой ручья, с квадратами садов, аккуратными огородами, белыми лентами дорог и уютными домиками, полускрытыми в тени густых крон темнолистных карагачей.

Но кончились горы, пропала зелень, и мертвая плоская пустыня раскрылась под нами. Она началась полосой белых и серых солончаков и иззубренными ярко-розовыми лепешками высохших самосадочных соляных озер. А за ними пошла такая ровная желтовато-серая гладь, что, сколько ни всматривайся в нее, не увидишь ничего - ни кустика, ни овражка. Редко-редко промелькнет тропинка или увидишь несколько кружков - отпечатков когда-то стоявших кибиток. Так вот она, Голодная степь! Хуже места не придумаешь. А ведь когда-то ее бороздили протоки Сыр-Дарьи. Но давно ушла река, и желтый лёсс скрыл под собой все следы ее работы. Но, как всякий адыр, весной расцветает Голодная степь густым ковром трав и цветов, чтобы затем в течение 10 месяцев в году быть выжженной и мертвой.

Но вдруг, словно кто-то резко переменил ленту кинофильма, Голодную степь, как ножом, отрезала стена пирамидальных тополей и ровная, как стрела, широкая лента шоссе. А за ним сразу пошла такая страна, будто перенеслись мы на другую планету. Геометрически ровно прочерчены серебряные линии каналов, окаймленных рядами деревьев. Только машинами можно так тонко и ровно проштриховать от края до края всю землю, как исчерчены тракторами и культиваторами массивы полей. Тысячи гектаров хлопковых полей, шахматные квадраты фруктовых садов, ярчайшие ковры люцерны и на далеких правильных расстояниях один от другого такие поселки, которые кажутся ожившими макетами из архитектурной мастерской.

Летишь и думаешь: вот она, страна победившего социализма! Вот образец того, что может сделать человек, побеждающий природу. Была Голодная степь, а стала Благодатная нива. "Пахта-Аралом" назван был 25 лет назад первый совхоз этой страны, а это значит "хлопковый остров", ибо это был первый остров хлопчатника, созданный среди пустыни. "Пахта-денгиз" - хлопковое море - надо называть эту страну теперь, потому что за четверть века она превращена советской властью из маленького хлопкового острова в громадное море хлопчатника!

Но кто и когда превратил эту страну из Голодной степи в цветущие сады и поля?

С первых же лет существования советской власти начались здесь крупные исследовательские и строительные работы. Почвоведами и агрономами были найдены пути борьбы с осолонением почв, были применены новые методы орошения, промыты испорченные земли. На вновь построенных каналах были созданы крупные совхозы и более сотни колхозов. В 1939 году поля обрабатывали уже 800 мощных тракторов. Площадь орошения Голодной степи увеличилась к тому времени по сравнению с 1914 годом в семь раз.

В 1940 году по почину народа и руками колхозников всех прилегающих районов Узбекистана и Казахстана были скоростными методами созданы новые каналы - Кировский и Тугайные ветки. Они отняли у пустыни новые тысячи гектаров, превратив их в богатый край.

В 1947 году колхозниками Узбекистана было закончено строительство Фархадской плотины на Сыр-Дарье, а это позволило начать новое, еще более широкое наступление на пустыню. Тысячи комсомольцев к комсомолок Узбекистана откликнулись на зов партии и стали со всех концов республики переселяться в Голодную степь. Они начинают все с начала. Надо строить дома, поднимать целинные земли пустыни и превращать их в массивы геометрически исчерченных каналами и арыками плантаций хлопчатника. Надо самим проводить дороги и садить сады, строить школы и клубы, здания кино и детских яслей. И строится эта комсомольская страна совсем по-новому. Как непохожи ее прекрасные просторные здания на прежние глинобитные низкие лачуги. Все строится по проектам архитекторов, все продумано и делается не на год. Комсомольскому племени покорителей Голодной степи есть чем гордиться.

А между тем идет подготовка к дальнейшему, на этот раз завершающему, наступлению на Голодную степь. Здесь будет вновь орошено 400 тысяч гектаров. Тогда от Голодной степи сохранится одно лишь название, которое еще резче будет оттенять ее прошлое от того, что сотворено руками народа в годы пятилеток великого и мудрого Сталина!

Жемчужина Узбекистана - Фергана. На восток от Голодной степи и на юго-восток от Ташкента лежит обширная "межгорная котловина" - Ферганская долина.

Если вам доведется быть в любом месте Ферганы, выйдите поутру, когда прозрачен воздух, и вам откроется чудесная панорама далеких розовых, сверкающих в лучах восходящего солнца снеговых хребтов.

Горы, окружающие Федгану со всех сторон, охраняют этот прекрасный край от непогод и холодных ветров. Вечно сине небо Ферганы. Воздух в ней сухой и всегда теплый, а холод зимы почти не сказывается.

Широкая и быстрая Сыр-Дарья мощным потоком несется по самому центру Ферганской котловины, но пустынны ее берега, окруженные песками и выжженными равнинами.

Восемь десятков ручьев и рек стекают из ледников и вечных снегов вниз на равнину, чтобы напоить земли пустыни. Многие из них, как, например, Сох, Исфара, Исфайрам, Шахимардан и другие, несут воды столько, что могли бы течь на сотни километров. Но каждый из них разбивается на сотни расходящихся веером протоков и каналов и поит сливающиеся друг с другом оазисы. В садах этих оазисов скрыты сотни селений и добрый десяток больших городов. И в результате ни одна из этих рек не доносит ни капли воды до Сыр-Дарьи, одиноко текущей в пустыне.

В течение тысячелетий вода стекающих в Фергану рек и ручьев (кроме Сыр-Дарьи) разбиралась на орошение знаменитых садов, виноградников, хлопковых полей и люцерновых участков. Весной может закружиться голова от аромата цветущих в садах миндаля, яблонь и груш, персиков и абрикосов. Где найти такие бескосточковые изюмные сорта винограда? Где сыскать гранаты более приятного вкуса? Есть ли; слаще инжир? А где, в какой стране, кроме Ферганы, так густо обсажены дороги урюком, усыпанным сладчайшими плодами и посаженным специально в угоду путнику?

Но тесно было жить в Фергане, и голод был уделом большинства тружеников этой богатой земли. Народу было намного меньше, чем теперь, а орошенных полей на всех нехватало. Вода принадлежала богачам. Они затопляли свои поля и оставляли жаждущей землю бедняков. "Каждая капля воды - это алмаз", - говорил народ, и нередко бывало, что приходилось дочь родную продавать старику-богачу за право полить свое поле! Богата была природа, но слишком много было в Фергане бедняков и батраков и при ходжентских ханах и при русском царе.

Советская власть рождалась в Фергане в муках и войнах. Мрачное средневековье и изуверство не хотели сдаваться и шли на народ "священной войной". Случалось, что в кишлаках, откуда мужчины уходили на помощь Красной Армии, басмачи вырезали все население. Сотни женщин поплатились своими головами за то, что осмелились снять паранджу, желая вдохнуть свежий воздух рождающейся новой жизни!

Когда враг был разбит, трудящиеся Ферганы с жаром принялись за перекройку полей. После того, как была заново переделана вся ирригационная сеть и когда за счет той же воды было орошено вдвое больше земли, народ-творец решил испробовать свои силы на том, о чем мечтали лишь в давней легенде о богатыре Фархаде, который по просьбе прекрасной Ширин попробовал повернуть течение реки в пустыню, чтобы напоить водой сухие земли своей отчизны. Народ решил повернуть воды самой Сыр-Дарьи, чтобы еще больше оросить земли в благодатной Фергане и соседней Голодной степи.

Фергана стала родиной невиданных народных скоростных строек. Здесь прославились десятки тысяч колхозников своими добровольными трудовыми подвигами, недаром воспетыми советскими поэтами. Люди €0 всех концов стекались на стройки прославившихся Ферганских каналов. И они напоили землю новой водой, оросили десятки тысяч гектаров новых полей, и древняя легенда о том, что рай когда-то был в Фергане, их руками теперь превращена в живую действительность.

Но в изумрудном ожерелье садов и хлопковых полей Ферганы, в самом центре этой прекрасной страны, червоточиной залегала голая пустыня.

Только с одной стороны, с запада, слегка открыта Фергана, и сюда врывается горячее дыхание пустыни Кызыл-Кумы и Голодной степи. Оно подхватывает речной песок и несет его одиночными бродячими барханами, чтобы сгрудить затем в узкие и длинные, вытянутые, как по линейке, по направлению ветра гряды. Темносерый сырдарьинский песок не успеет изменить ни своего цвета, ни характера и уже наваливается своим тяжелым мертвым саваном на поля.

В этой, оставшейся не освоенной, пустыне центральной части Ферганы имеются и большие площади солончаков и галечные пространства. Но лучших хлопкоробов, чем в Фергане, лучших урожаев хлопка, такого длинного волокна, как у ферганского хлопка, - не сыскать. Кругом теперь воды вдоволь, вся она во власти человека, направляющего ее по всей Фергане из единой ирригационной сети. Так неужели советский народ не покорит этой пустыни?

Однако пустыня приносит в Фергану не только пески.

Бывает, что в западную часть Ферганы врывается горячий воздух пустыни. Пыль, которую он несет, повышает его температуру до 42 - 46°. Обычное содержание влаги в воздухе пустыни даже летом около 20 процентов; суховеи же содержат ее лишь 6 процентов. Такого воздуха не может вынести хлопчатник с его большим количеством тонких, широких и крупных листьев. Листья, как в духовке, ссыхаются, опадают, разносятся ветром и истираются им в порошок. Особенно опасны весенние суховеи - гармсили, когда хлопчатник дает лишь первые нежные всходы. На плохо защищенных деревьями участках бывает, что не только сожжет пробивающиеся посевы хлопчатника, но и выдует самые семена и унесет их вместе с удобренной землей! Был случай, когда суховей уничтожил в западной части Ферганы 50 тысяч гектаров хлопчатника. Это было в июне. Хлопчатник пришлось пересеять, но это дало запоздание всходов на целый месяц и снизило урожайность ровно наполовину!

Вот почему настала очередь решительной борьбы с Ферганской пустыней. Вот почему с 1947 года основной темой работ целого ряда институтов Узбекской Академии наук является ферганская проблема, задача полного освоения ее пустынных земель и борьбы с обжигающими суховеями. Через семь лет пустыня в центре Ферганы исчезнет навсегда.

Муюн-Кумы - лаборатория ветров. Севернее Ташкента от станции Арысь уходит на восток Турксиб - детище советского народа, железная дорога, связавшая Среднюю Азию с Сибирью. Пересекает она оазис Чимкента (Земляной крепости), вьется меж скал Черного хребта - Кара-Тау, спускается к оазису Джамбула, что раньше назывался Аулье-Ата. От подножий снеговых хребтов Тянь-Шаня отходит она на северо-восток, на окраину песков Муюн-Кумов, чтобы пересечь долину Чу и, перевалив через Чу-Илийские горы, спуститься затем к столице Казахстана - Алма-Ата.

С трех сторон пустыня Муюн-Кумы ограждена горами, но широко открыта она со стороны ветров - с севера. Задуют ветры, зайдут в Муюн-Кумы и попадут, как в мешок. Рванутся к Каратауским горам отбросят их горы обратно. Рванутся к Чу-Илийским горам - не пускают и они, и только один есть выход ветрам - вверх по сужающейся долине Чу, к горам, если только оттуда не несется навстречу холодный воздух, спускающийся с Тянь-Шаня. Вот почему, с какой из сторон ни посмотрите на пески Муюн-Кумы, всюду они иные. В одном районе их гряды лежат прямые, как бревна. В другом месте кажутся пески с высоты самолета гигантскими сотами или рябыми, как от оспы. Есть участки, где вздыбились пески целыми сонмищами гигантских пирамид. Но чем дальше на восток, чем больше приближаются пески к единственному выходу из мешка, тем правильнее становятся их скопления, принимающие форму то громадных, то малых дуг. Как верблюжья шея, изогнуты эти дугообразные гряды песка. И народ их прозвал за это "шейные пески" - Муюн-Кумы.

Рельеф этих песков будут еще долго изучать, чтобы постигнуть законы, по которым движутся ветры, чтобы понять, как влияют на воздушные потоки горные хребты, чтобы узнать зависимость между расположением горных цепей и потоками воздуха, которые, поднимаясь, дают дожди. Ведь движения воздушных струй не увидишь, а засняв аэрофотосъемкой поверхность песчаной пустыни, можно получить прекраснейший "отпечаток ветров". Ну, а когда на песке есть отпечаток лапы, то на то и даны человеку-следопыту глаза, чтобы прочитать, каков зверь и каковы его повадки.

А пока что Муюн-Кумы служат лабораторией не столько аэрологов, сколько животноводов, выпасающих здесь зимой колхозные отары овец и коз и делающих не менее интересные исследования по увеличению многоплодия овец, по осеннему окоту, по выработке наиболее рациональной организации выпаса, по использованию пустынь для заготовки страховых кормов.

Пустыня энтузиастов - Бетпак-Дала. Северной границей пустыни Муюн-Кумов служит долина Чу в ее нижнем течении. А к северу от этой реки раскинулись открытые, в основном равнинные, просторы второй, северной Голодной степи - Бетпак-Дала, что значит в переводе "Илистая равнина".

В древние века истории земли, в палеозое, на месте этой пустыни возвышались горные хребты. К средним векам геологической истории, к меловому периоду, эти горы оказались уже значительно разрушенными, сниженными и поросшими лесами. Ветки и листья деревьев служили пищей гигантским ящерам. Не раз бывало, что тропический ливень, унося с гор потоки воды, камней и грязи, сносил не только деревья, но и кости гигантов. Толщи щебня, песка и глины накопились в пониженных участках тогдашней равнины. И теперь специальные экспедиции геологов находят в обрывах этих толщ остатки древних деревьев и кости громадных былых властелинов земли.

Прошли миллионы лет, суше стал климат, суровыми сделались зимы, исчезли леса. Совсем снизились древние хребты, еще больше щебня, песка и другого "горного мусора" отложилось в западинах рельефа. На десятки и сотни километров протянулись щебневые пустыни Бетпак-Дала. И здесь среди равнин на поверхность земли кое-где выступают остовы древних хребтов в виде редких холмов или низких скалистых грив. Лишь местами, особенно в восточной части этой пустыни, древние хребты сохранились лучше и поднимаются над равниной на несколько сот метров.

Мало кто заезжал в Бетпак-Дала. Избегали ее даже казахи-кочевники, которые лишь дважды в году, весной и осенью, перегоняли через Бетпак-Дала свои стада. Никого не манила эта вечно унылая, лишь ранней весной оживавшая пустыня.

Но иначе скроены советские энтузиасты. Ташкентские ученые решили пересечь эту пустыню, чтобы проверить, действительно ли так бедна ее природа. И первое, что их поразило,- это то, что во многих местах они нашли кремневые орудия человека каменного века. Невольно возник вопрос: если природа кормила человека тогда, когда он был совсем не искушен в ее покорении, то почему же не может человек использовать эти земли теперь?

Среднеазиатский университет провел после этого ряд экспедиций, труды которых многое дали для познания Бетпак-Дала. Немало лет было почвоведу профессору Мухля, но он организовал в самом центре Бетпак-Дала метеорологическую станцию и научную базу, чтобы доказать хозяйственную ценность разнообразных угодий, выявленных его экспедициями.

В годы войны один из отрядов Института географии Академии наук СССР, изучив Бетпак-Дала, пришел к выводу о значительной хозяйственной ценности этой пустыни для отгонного животноводства. Изданный отчет этой экспедиции ясно показывает хозяйственным организациям, как надо наладить практическую работу по животноводческому освоению этих пространств.

Четыре года работала большая экспедиция Министерства геологии. Она детально исследовала эту пустыню, изучила ее геологическую структуру, выискивая каждый источник, прощупывая ее скрытые богатства. Во главе этой экспедиции стоял ленинградский ученый, более 20 лет отдавший изучению Бетпак-Дала, профессор Дмитрий Иванович Яковлев. Его многолетние труды по-новому осветили геологию этой страны, он впервые указал на наличие богатых напорных вод во многих районах этой пустыни и нашел ряд месторождений полезных ископаемых. Но больше всего его волновало, когда хозяйственные организации слишком медленно "разворачивались" в деле освоения Бетпак-Дала. И он сам начал договариваться с колхозами, объяснять им, где какие имеются пастбища, где на близких грунтовых водах или на весенних разливах можно сеять хлеба и бахчевые, где можно заготовлять на зиму сено. И его живые глаза особенно мягко начинают блестеть, когда он видит, как всходы новой жизни появляются в разных местах этой пустыни, еще недавно считавшейся "трудной", "бедной", "не стоящей забот", "Голодной степью".

Страна былых кочевников - Центральный Казахстан. Вы, читатель, имеете уже представление о "шоку", о природе центрально-казахстанского мелкосопочника, охватывающего пространства, сравнимые с территорией многих западноевропейских государств, взятых вместе. Северные районы мелкосопочника выходят далеко за пределы пустынь, но большая его часть находится в зоне пустынь, где осадков выпадает от 100 до 200 миллиметров в год. До революции, чтобы пересечь эту страну или пробраться в ее центральные районы, надо было на лошадях или верблюдах совершить солидное путешествие по бездорожью, так как ни одной проселочной дороги не существовало в этой стране. Это был край животноводов-кочевников. Проходили века, хозяйственный уклад их почти не менялся. И понадобилась Великая Октябрьская социалистическая революция, чтобы разрушить путы векового рабства и изменить нищенскую жизнь народа-кочевника.

Пустыня
Испокон веков пески Кызыл-Кумов засыпали северные окраины Бухарского и Каракульского оазисов. Так было, пока советские лесоводы не создали вдоль окраины этих оазисов зеленый 'Бухарский заслон'

Прошли три десятилетия новой эры, прошло лишь два десятка лег с тех пор, как мы стали осваивать Центральный Казахстан. А кто не знает, какую громадную роль в нашей победе в Великой Отечественной войне сыграла Караганда, дававшая домнам Урала и всей стране бесконечные составы угля в те годы, когда Донбасс оказался временно под лапой врага? Не малую долю в нашу великую победу внесли и те, кто добывал в пустынях Прибалхашья и плавил в печах Балхашского медеплавильного завода чистейшую медь.

Пустыня
Этому саксаулу 10 лет; он посеян по северной окраине Каракульского оазиса на песках, надвигающихся на орошаемые земли

Здесь выросли новые города. Караганде и Балхашу исполнилось лишь двадцать лет, но это уже красивые, благоустроенные и крупные города. Прекрасно разрослись скверы и парки Караганды.

Пять лет назад, около первого в центральном Казахстане завода черной металлургии, на месте поселка Самаркандского, родился новый город Темир-Тау. Сейчас этот город-младенец застроен добротными многоэтажными домами с центральным паровым отоплением. В нем одиннадцать школ, три клуба, три больницы, театр, издаются три газеты. Город украшают молодые парки и скверы. Идет большое новое строительство новых школ, техникума, хлебозавода, поликлиник, дворца культуры металлургов. Невдалеке за городом на берегах созданного человеком озера разместились дом отдыха, пионерские лагери, водная станция. И все это создано на окраине пустыни за послевоенные годы.

Страна былых кочевников стала страной великой индустрии. Вчерашние батраки-казахи превратились в знатных строителей нашей страны. Но климат страны остался прежний, пустынный.

Понадобилась упорная, большая работа, чтобы создать сельскохозяйственные базы для молодых городов, выросших среди пустыни. И эта работа не прошла даром. В совхозе Долинском на близких грунтовых водах выросли прекрасные сады. В магазинах Караганды продаются свежие ягоды малины, клубники и смородины, выращенные в ее же окрестностях. Долинские просо, кукуруза и пшеница являются самыми засухоустойчивыми и уверенно начинают завоевывать пустыню. Около самой Караганды с 1944 года новое Самаркандское водохранилище начало орошать громадные площади огородов.

Знойны берега Балхаша. Вместо привычных глазу почвы и растительного покрова повсюду торчат голые скалы гранитов и расстилаются пространства гранитной дресвы. Но пройдите в Балхашский ботанический сад, созданный Академией наук СССР. Посмотрите на его питомники и огороды, и вы увидите, как может измениться пустыня в руках советского человека.

Страна Семи Рек. На юго-восток от центрально-казахстанского мелко-сопочника, по южную сторону озера Балхаш, расположена самая восточная пустыня СССР - пески Сары-Ишик-Отрау. Впрочем, это название существует только на картах. Как оно появилось на них и кто его придумал, осталось неизвестным, как неизвестно оно и казахскому населению. Старое название Джетысу, или Семиречье, относилось не только и даже не столько к самой пустыне, сколько к окружающим ее горам Тарбагатая, Джунгарского Ала-Тау, Заилийского Ала-Тау и к окаймляющим их богатым подгорным районам. Вот почему предпочитают эту пустыню называть "пески южного Прибалхашья" или "Балхаш-Алакуль-ская впадина". Из "Семиречья" только четыре реки доходят до Балхаша, и все они текут с юга, со снежных вершин Тянь-Шанских хребтов. Это многоводная Или и несравненно меньшие Кара-Тал, Ак-Су и Лепса. Зачерпните мутную воду любой из этих рек, дайте ей отстояться, слейте и посмотрите, сколько песка осело на дно вашего сосуда. И вам станет ясно, что эта громадная песчаная пустыня - результат многовековой работы рек, разрушающих горы и намывающих равнины. Недаром столько сухих русел - баканасов, загроможденных песком и покинутых реками, бороздят эти пустыни.

Вдоль подножий гор раскинулись богатые поля и обширные поселения русских, казахов, древних обитателей Азии - уйгуров и выходцев из Китая - дунган. Целое лето ходит их скот по горным лугам, а на зиму спускается на равнину, в пески. Замечательны бесснежные урочища Карой и Бозой, где выпасаются зимой отары Алма-Атинского района. Много пресных колодцев имеется в песках между Или и Кара-Талом. Но неполностью используются пески Прибалхашья, особенно в глубинных районах пустыни. А главное, совсем мало освоены долины рек, в которых еще два-три десятка лет тому назад главными жителями были кабаны, тигры и тучи комаров, мешавших использовать пойменные пастбища летом. Зеленой лентой вьется пойма Или, а на всем ее протяжении лишь в трех-четырех местах имеются орошенные поля. Чтобы не пустовали здесь земли, а приносили максимальный доход, они использованы для акклиматизации "заморского гостя" - водяной крысы ондатры. Большие шкурки крепкого, густого и красивого меха дает этот зверек. В Камышевых зарослях Прибалхашья он настолько быстро размножился, что через несколько лет стал уже доходнейшим охотничьим объектом. Еще в 1938 году многие колхозники за три месяца добывали в низовьях Или ондатры на 10 - 12 тысяч рублей, и с каждым годом промысел становится все более доходным.

Налаживается сейчас в этих краях новое хозяйство - промышленная заготовка саксаула. Растет с каждым годом рыболовство на Балхаше, основанное на улове тех рыб, которых прежде в нем не водилось. Но главная работа еще впереди. По одному из проектов намечается водами Или оросить здесь тысячи гектаров земли и создать на них поля риса, дающего в этих краях прекрасные урожаи.

Приаральские Кара-Кумы. К северо-востоку от ультрамариново-синих вод Аральского моря раскинулась пустыня Кара-Кумы. В отличие от Туркменских, Джаркентских и многих других кара-кумов, то есть заросших песков, в географию они вошли под названием Приаральских. Словно в доказательство того, что название "черные" дается не по цвету песков, пески здесь местами светложелтые, а местами белы, как снег. Пески, в противоположность прежним представлениям, не образуют здесь сплошного, непрерывного массива. Наоборот, они то сменяются участками иногда плоских, чаще наклонных плато, то котловинами, днища которых либо заняты солончаками, лежащими на глинах, либо обширными такырами.

Самое крупное соляное озеро этой пустыни носит название Якши-Клыч. Озеро расположено в сравнительно- глубокой и обширной впадине выдувания, расположенной у подножья невысокого плато. Аральское море при более высоком своем стоянии затопляло ее, образуя залив. При понижении уровня Арала залив постепенно начал терять связь с морем, морские воды получали лишь частичный доступ в котловину сперва протоком, потом фильтруясь сквозь пески. Испаряясь в более глубоком заливе, морские воды все больше накопляли в озере поваренной соли. Сейчас это самосадочное озеро широко используется. На берегах его возник большой поселок "Аралсоли". Озеро разгорожено дамбами, в которых идет садка чистой зернистой соли. Вся добыча ее механизирована. Большие солесосы и поезда ездят по дамбам, захватывают, словно выхлебывают, соль из озера и нагружают в самоопрокидывающиеся рагоны. На берегу близ солемолки вагоны сгружают соль в целые горы. Здесь соль окончательно высыхает и теряет горькие примеси. Затем экскаваторы подхватывают соль, сгружают ее на транспортеры, е вздымают ее наверх и выбрасывают прямо на вальцы мощной мельницы. А с другой стороны здания солемолки поток тонкой соли ссыпается в большегрузные железнодорожные вагоны. В этой же пустыне, южнее, расположен промысел по добыче другой соли - сульфата натрия, вляющегося ценным сырьем для промышленности.

Таких самосадочных озер, дающих нам различные соли, в пустынях, особенно приморских, не мало, и солями мы смело могли бы снабжать население всего мира.

В Приаральских Кара-Кумах высокие пески чередуются с супесчаными понижениями.

Как-то, проезжая по пескам, мы вдруг услышали совершенно неожиданный для пустыни стрекот конных косилок. Откуда? Как можно косить машинами на косогорах песчаных бугров? Проехав немного, мы увидели, что пески резко обрываются, а в ровной супесчаной "лощине", действительно, на нескольких косилках, запряженных лошадьми и верблюдами, идет сенокос, а вдали уже стоят аккуратные стога сена! Когда мы спустились с песков, то еще больше удивились, увидав высокий травостой, который больше всего был похож на хлебное, поле. Ровные, довольно густо стоящие стебли были увенчаны тонкими колосьями: это был лучший злак наших северных пустынь и пустынных степей - пырей сибирский. Недаром в таких местах даже на картах встречаются теперь надписи "сенокосное угодье". Траву эту колхозы заготовляют в большом количестве как прекрасный страховой корм на зиму, а передовые колхозы специально сеют ее, хорошо обогащая песчаные и супесчаные пастбища. Этот злак, несомненно, найдет себе самое широкое распространение и будет основой улучшения громадных пространств песчаных пастбищ. Тому же колхозу, который вел здесь сенокос, принадлежит и несколько участков посевов проса и бахчей на близких грунтовых водах (см. "Земледелие в пустыне"). Пройдет несколько лет, и, без сомнения, по участкам с близкими грунтовыми водами появятся здесь фруктовые сады.

Проехав несколько километров от сенокоса, мы попали в центральный поселок колхоза имени В. В. Куйбышева. Была горячая пора осеннего ремонта. Здания школы, правления колхоза и зимние дома колхозников обмазывались заново глиной, белились, штукатурились, красились. Через неделю животноводческие бригады должны были прийти с отдаленных участков сюда, на зимние пастбища. Одновременно должны были начаться занятия в школе. Как-то по-новому сочетался окружающий ландшафт пустыни с аккуратными рядами черных лакированных ученических парт. Население жило еще по-летнему, в кибитках. Ане часто приходилось бывать в казахских кибитках в самых различных районах и на протяжении многих лет. Как неузнаваемо изменился за эти 23 года весь быт и уклад! Как будто бы та же кибитка, в которой нередко приходилось ночевать, растянувшись на войлоке, постланном поверх конских шкур, и укрывшись старым овечьим тулупом. Быстро погасал костер, разложенный посреди кибитки, и со всех сторон начинало дуть. Козлята, привязанные здесь же в кибитке, то начинали блеять над ухом, то наступали на ноги. Несложная утварь, общая деревянная миска, общая ложка, одежда из овчин и домотканных материй, все это уносило куда-то в даль веков, в тяжелое и суровое утро человеческой культуры.

А сейчас, входя в кибитку, я невольно остановился на пороге, не решаясь в нее вступить. Я был в сапогах, а передо мною оказалось тс, чего я меньше всего мог ожидать, - какая-то подчеркнутая опрятность и сверкающая чистота, которую редко встретишь даже в городской квартире. Новая никелированная кровать с пружинным матрацем была полускрыта под белым кисейным пологом, обшитым оригинальными, кружевами. Красивые тканые полосы, стягивающие кибитку, были богато обвешаны кистями. Белый войлок, ковры и подушки, устилающие пол кибитки, сочетались с посудным шкафчиком, книжной полкой и патефоном. Две казашки в шелковых платьях, сидя на полу на коврах, шили на ручной швейной машине, стоящей здесь же на полу. Они поздоровались с нами на чистом русском языке и по обычаю усадили нас на почетные места; пока хозяин кибитки расспрашивал нас о цели приезда, казашки, оказавшиеся женой и сестрой нашего хозяина, моментально приготовили угощение, состоящее из кумыса и вкусного печенья, и приняли самое деятельное участие в общем разговоре. Вскоре мы узнали, что хозяин заведует одной из колхозных ферм, а сестра его - учительница в колхозе. Когда я сказал, что мне странно здесь в песках, вдали от города, видеть такую подчеркнутую чистоту и опрятность, они рассмеялись: "Наоборот, когда мы учились в Алма-Ата, то, увлеченные учебой, театрами, библиотеками, мы не очень обращали внимание на обстановку нашей комнаты. Здесь же, в песках, особенно хочется окружить себя уютом! А потом, знаете, по правде говоря, теперь как-то вошло в наш колхозный быт своего рода соревнование: не только кто лучше работает, но и чей дом опрятней".

Конечно, люди бывают разные, и многим безразлично не только, как обставлено их жилище, но и чем и как заполнена их жизнь. Но важно, что такой кибитки и таких людей не было и не могло быть раньше - в доколхозное время. Такая жизнь могла родиться только в наш великий сталинский век, и она пришла в каждую кибитку и в каждый дом!

На нескольких страницах мы попытались познакомиться с двенадцатью главнейшими пустынями нашей страны. Много интереснейших вопросов здесь совсем не затронуто. Много больших и самостоятельных районов нами опущено - нарисована лишь основа. Но нам хотелось, чтобы читатель почувствовал, насколько разнообразны условия природы каждой из этих пустынь, насколько различно шло и идет освоение каждой из них и как повсюду мощной поступью входит и развивается созидательная новая социалистическая жизнь в этих древних странах былых кочевников.

Назад   Вперед

Федорович. Лик пустыни. Читать От автора
Вместо предисловия
Страшны ли пустыни
Где надо искать пустыни
Однообразие пустынь
Удивительные последствия климата пустынь
Без собственных рек
Блуждающие реки
Кочующие моря и озера
О чем рассказывают песчаные моря
Пыль пустыни
Весна в пустыне
Пастбища и леса пустынь
Животные - обитатели пустынь
Чем жил и живет человек в пустыне
Так было
Без властелинов
Пустыни Советской Азии
Пустыни Зарубежной Азии
Заглянем в будущее
Реклама:
Мы в Сетях:
Дикая Группа ВКонтакте / Дикое Сообщество на Facebook / Дикая Компания в LiveJournal
Дикий Портал ВКонтакте


Посмотри еще:
Зубы и клыки Зубы и клыки (48 больших фото) Стая волков Стая волков (Фото)
Горилла Горилла (35 больших фото) Морские ежи Акула в момент атаки (8 больших фото)
Зима в лесу Зима в лесу (рисунок) Красные пещеры Красные пещеры (17 фото)