Сова Акулы Зебра Ящерица Буйвол Орлан
Коллективный журнал о природе

Реклама:



Все о птицах Фильмы о птицах Книги о птицах Видео с птицами

Уилл Брэдбери. Птицы морей, побережий и peк. Охота на фламинго
В начало книги
Птицы Книги о птицах

Назад   Вперед   Оглавление

Охота на фламинго

Биолог Поль Заль увлекается фотографированием редких животных. В отрывке из его книги "Охота на фламинго" рассказывается о том, как он с помощником отправился по поручению Национального одюбоновского общества на остров Инагуа, в группе Багамских островов у чтобы окольцевать и сфотографировать большую и очень пугливую стаю молодых фламинго, еще не научившихся летать.

Стадо почувствовало что-то неладное и, когда расстояние между нами сократилось метров до трехсот, начало проявлять признаки серьезной тревоги. Птицы, бродившие по краям, устремились к центру, ряды сомкнулись, и вскоре стадо отступило к густым мангровым зарослям у конца озера. К этому времени все головы уже были подняты и наверху каждого перископа поблескивала пара сердитых испуганных глаз, устремленных на две человеческие фигуры, которые двигались по мелководью, приближаясь неуклюже, но неумолимо. У стада были три возможных пути бегства - между мной и северным берегом, между Джоном и южным берегом или посредине между нами. Нашей задачей было помешать птицам выбрать последние два и постараться, чтобы их прельстил первый. Однако пока еще мы не могли соблазнительно расширить намеченный нами северный проход - птицы успели бы проскочить в озеро мимо входа в залив и спастись. Операция была крайне деликатной, коварной и требовала строжайшего расчета...

Охота на фламинго

Вскоре до передних рядов сбившихся в тесную кучу птиц осталось всего сто метров. Живая масса колыхнулась в одну сторону, затем в другую: чувствовалось, что внутреннее давление вот-вот прорвет стенку котла в самом слабом месте. Но когда я добрался до входа в залив, Джон сделал мне знак остановиться. Сам он продолжал осторожно продвигаться вперед, оттесняя стадо влево, а потом аккуратно направил их между мной и северным берегом. В полном соответствии с нашим планом птицы внезапно двинулись туда, где, как им казалось, открывалась лазейка. Раздавались отдельные крики, но в целом птицы словно бы все силы вкладывали в пружинистый бег. Тысяча пар бегущих ног создавала шум, напоминающий шум ливня - непрерывный влажный шорох.

Теперь я понял, почему местные жители называют стаи нелетающих фламинго "стадами": они двигались совершенно как испуганное стадо коров. Они даже поднимали пыль - тучи брызг, взлетавших из-под двух тысяч ног, бьющих и шлепающих по воде. С воздуха стая в этот момент походила бы на вытягивающуюся слезу. Поскольку я стоял за входом в залив, у птиц не осталось выбора, и они свернули в залив. Джон уже присоединился ко мне, и мы вместе кинулись за ними, чтобы помешать им повернуть обратно. Впрочем, слово "кинулись" не слишком подходит к нашему передвижению по илистому дну. Бесспорно, наши ноги двигались быстро, но больше вверх и вниз, а не вперед. Залив, постепенно суживаясь, протянулся на добрые полкилометра.

Теперь они были в нашей власти: мы подходили все ближе и стая забилась в узкий конец залива, надежно огороженный манграми. Мне почему-то казалось, что Джон, после того как мы загоним фламинго в этот тесный угол, собирался запереть их там с помощью веревки. Тогда мы сможем ловить птиц по одной, кольцевать и выпускать. Но когда Джон сунул мне в руку один конец веревки и начал объяснять, что от меня требуется, я понял свою ошибку: он просто думал применить один из стариннейших способов охоты на фламинго, о котором мне уже подробно рассказывали Робби Фергюсон и другие. Двое или больше охотников отрезают стаю нелетающего молодняка от воды, а затем, крепко держа за концы леску или тонкую бечевку, вынуждают птиц в панике броситься прямо на нее. Птицы слепо кидаются в просвет между двумя охотниками, а те резко натягивают леску. Если не происходит ничего непредвиденного, два опытных охотника за несколько секунд успевают переломить ноги десяткам фламинго и оглушить еще больше. Стая продолжает рваться вперед, а жертвы беспомощно плавают на воде позади: едва птицы ринутся навстречу свободе, их уже невозможно остановить. Они будут волной накатываться на веревку - и одним удастся перескочить через нее, другим проскользнуть под ней, но третьи с размаху налетят на нее.

Этот способ вполне годится для местных охотников, цель которых - раздобыть свежее мясо, но совершенно противопоказан при кольцевании. Мы, безусловно, поймали бы двадцать-тридцать птиц, но по меньшей мере половина их осталась бы лежать со сломанными ногами или шеями, в агонии хлопая по воде крыльями... Нет, нам это никак не подходило. Тем временем я пришел к выводу, что эти молодые фламинго были настолько пугливыми и уже настолько взрослыми, что гуманного способа поймать их для кольцевания попросту не существовало. Когда я вез свою тысячу колец на Инагуа. я представлял себе гнездовую колонию с птенцами, еще настолько молодыми и беспомощными, что поимка их не причинила бы нам затруднений, а им - вреда. Однако это время уже давно прошло. Вдобавок в момент их первого прорыва я находился так близко от бегущих птиц, что хорошо рассмотрел эти длинные розовые зубочистки, и у меня даже сердце защемило при виде их беззащитной хрупкости.

Джон, не подозревавший о моих мыслях, разматывал веревку, готовясь двинуться на стадо, которое беспокойно жалось метрах в двухстах от нас. Я подозвал его и, открыв футляр камеры, сказал, что мы подойдем поближе и попробуем снять их, но что про кольцевание надо забыть. Я постарался объяснить ему, что окольцовывать десяток-другой птиц не имеет смысла, а даже если бы и имело, то не ценой гибели еще двух-трех десятков. Эти фламинго уже слишком взрослые - с тем же успехом можно было бы попытаться клеймить стадо молодых быков.

Джон смотрел на меня с недоумением: после стольких усилий мы наконец отрезали от воды тысячу птиц, у нас с собой красивые сверкающие кольца и пара плоскогубцев - так какой же человек в здравом рассудке упустит подобный случай?

Но переубедить меня не удалось. Дальше мы пойдем только с камерой. Сказано - сделано, и вскоре от розового штакетника нас отделяло лишь сто шагов. Птицам некуда было деваться - чтобы вырваться на свободу, они должны были сначала отбросить нас со своего пути, но я надеялся избежать этого и подходил к ним очень осторожно. Некоторые птицы уже пытались прорваться сквозь мангры, но только спотыкались, падали и запутывались крыльями, ногами и шеями в ветках и корнях. Все ближе, ближе... Вот наконец можно поднести камеру к глазу. Я надеялся быстро сделать снимки и отступить. Но едва я нажал на кнопку затвора, плотину прорвало.

Они покатились на нас, как приливная волна,- опустив головы, вытянув шеи вперед, бешено хлопая крыльями. Эти длинные горизонтальные шеи, завершавшиеся острием головы, напоминали целенные копья идущих в атаку воинов какого-то древнего войска, и я вдруг перепугался. Какая глупость - бояться, что тебя затопчут птицы! Словно бы и опасности нет никакой. Но их была тысяча, они почти не уступали мне в росте и двигались сплошной стеной.

Джон стоял примерно в шести метрах слева от меня. Я торопливо взглянул на него, ища подсказки, но в эту секунду волна обрушилась на нас и закрыла Джона. Мы теперь были скалами, вокруг которых бушевало розовое море. Внезапно весь мир превратился в бившие меня по голове крылья, в глаза и клювы фламинго перед самым моим лицом, в вытянутые копьями шеи. Первый натиск опрокинул меня, и я скорчился на коленях, ушедших в глубокий ил. Бессознательно я повернулся спиной к бушующему потоку и пригнул голову. А они все бежали и бежали, их перепончатые лапы топтали мою спину, обдавали меня водой. Уголком глаза я видел только проносящуюся мимо чащу розового бамбука.

Меня охватило ощущение полной нереальности. Происходящее было настолько за пределами моего жизненного опыта, что на мгновение мне показалось, будто чувства меня обманывают. Мгновение это длилось год протяженностью в десять секунд. Затем все кончилось. Я поднял голову и увидел быстро удаляющийся арьергард стада. Птицы замедлили бег, только когда выскочили из залива на простор озера.

Проносящуюся мимо чащу розового бамбука

Лишь тут я вспомнил про Джона и обернулся. Он стоял на прежнем месте - стоял как победитель. Как и я, он пригнулся и повернулся спиной к розовой волне, но в отличие от меня не потерял головы, а работал, хватая пробегавших мимо птиц за шеи, ноги и даже за крылья. И вот теперь он стоял, весело ухмыляясь, каким-то чудом удерживая девять фламинго. В каждой руке он держал шеи трех птиц, две были зажаты у него под мышками, а еще одна - между ног. Замерев в его хватке, они даже не пытались вырваться.

Во время этой атаки я, сам не знаю как, умудрился не уронить камеру в воду. Теперь, еще не успев опомниться, я тут же снял Джона и только потом пошел к нему. Птицы, чьи шеи были стиснуты в его могучих кулаках, висели совершенно безжизненно. Я повторил, что кольцевать мы не будем, так зачем он их держит? Убедившись, что я говорю серьезно, Джон разжал руки. Шесть фламинго из девяти тотчас удрали, а трое погрузились в воду, то ли оглушенные, то ли придушенные. Я приподнял их головы над водой. Птицы еще дышали, и значит могли оправиться.

Джон неловко стоял рядом. Его чудесный план кольцевания был отвергнут, и он по-прежнему не понимал почему. Подчиняясь внезапному импульсу, я велел ему развязать его ожерелье и снял три кольца. Затем я вытащил из промокшего кармана плоскогубцы и, протянув их ему, приподнял над водой ноги одного из трех фламинго. Расстроенное лицо Джона просияло. Он быстро разомкнул алюминиевое кольцо, с робкой уверенностью жениха надел его на ногу фламинго, толщиной не больше человеческого пальца, и зажал. Мы окольцевали остальных двух птиц. Все три скоро пришли в себя, поднялись и зарысили к стаду. При каждом взмахе их ног мы видели блеск металла.

Три окольцованные птицы никакой научной ценности не представляют. Но если когда-нибудь судьба сведет вас с фламинго, носящим на ноге номерной браслет, я буду очень рад узнать об этом.

Назад   Вперед

Уилл Брэдбери. Птицы морей, побережий и peк. Читать Краткое оглавление:

Об авторах
Предисловие редактора перевода
Пингвины и тупики
Веслоногие
Гагары и поганки
Альбатросы
Цапли и их родня
Скопы
Кулики и им подобные
Чайки и крачки
Утки
Гуси и лебеди

Подробное оглавление

Реклама:
Мы в Сетях:
Дикая Группа ВКонтакте / Дикое Сообщество на Facebook / Дикая Компания в LiveJournal
Дикий Портал ВКонтакте


Посмотри еще:
Зубы и клыки Зубы и клыки (48 больших фото) Стая волков Стая волков (Фото)
Горилла Горилла (35 больших фото) Морские ежи Акула в момент атаки (8 больших фото)
Зима в лесу Зима в лесу (рисунок) Красные пещеры Красные пещеры (17 фото)