Сова Акулы Зебра Ящерица Буйвол Орлан
Коллективный журнал о природе

Реклама:



Все о птицах Фильмы о птицах Книги о птицах Видео с птицами

Гладков. Тише, птицы на гнездах. Свободны ли птицы в пространстве?
Птицы Книги о птицах

Назад   Вперед   Оглавление

Свободны ли птицы в пространстве?

Среди всех живых существ, населяющих землю, птицы - обладают наилучшими возможностями в отношении свободы передвижений. В самом деле. Полярная крачка, как мы уже говорили, гнездится у берегов Таймыра, а зимой эта же крачка находится уже на другом конце земного шара. Небольшой куличок-краснозобик, проведя гнездовое время на том же Таймыре, летит на зиму к южным берегам Африки, Австралии и нередко в зимние месяцы на Тасманию.

Мы много говорили о том, как свободно и далеко могут перелетать птицы. Большие пространства суши и моря, пустыни и подчас высочайшие горы разделяют места гнездования и зимовок многих видов птиц. Кажется, действительно птица летит куда хочет. Что ей мешает? В небе нет ни дорог, ни препятствий - полет делает птицу свободной. И однако это только так кажется. Мы можем изумляться дальности и неутомимости полета птицы (которые нередко переоцениваются), можем наблюдать птицу в разных местах и в разных условиях, но, изучив внимательно передвижения птиц и их размещение, увидим, что произвола здесь нет. Крылья как будто позволяют птице лететь куда угодно, но она этого обычно не делает. Передвигаются птицы строго закономерно.

Общую картину размещения и передвижений птиц на земном шаре можно представить себе следующим образом. Каждая особь птицы или каждая пара, а точнее, видимо, каждая популяция (стая) заключена как бы в широкую и длинную трубу. Птица в состоянии пролететь через всю трубу от начала до конца. Однако выйти за пределы нашей воображаемой трубы она, как правило, не может. В середине августа полярные крачки втягиваются в эту "трубу" на Таймыре и через пару месяцев выскакивают из нее в Южном Полярном море. У могучей морской птицы - тонкоклювого буревестника, который гнездится на островках между Австралией и Тасманией, своя "труба", охватывающая широким кольцом Тихий океан. Одна часть этого кольца пролегает у восточных берегов Азии, другая - обратный путь птицы - проходит у берегов США и потом пересекает Тихий океан от Калифорнии к Новой Зеландии и Тасмании.

Бесчисленное множество подобных воображаемых труб опоясывает земной шар в разных направлениях, преимущественно все же с севера на юг и обратно. Иногда это одна общая "труба" для всего вида, особенно, если его гнездовая область занимает сравнительно небольшую территорию (тонкоклювый буревестник), но чаще каждая популяция, каждая стайка имеет свои "трубы". Последние могут сложно пересекаться друг с другом, л кажется, что птицы летят повсюду, так сказать произвольно. Но это только суммарное (и неправильное) представление.

Как правило, птицы возвращаются каждый год на гнездовье к своему однажды избранному месту. Есть у них и консерватизм зимовок. Упорство, с которым птица придерживается своей зимовочной территории, бывает порой просто изумительным. Мелкие воробьиные птицы, например зяблики, с большим постоянством летят из Европы в Экваториальную Африку и проводят там зиму в одном и том же саду. Можно отловить зимующую на швейцарских озерцах чайку и перевезти ее через горный хребет, но птица все-таки вскоре вернется обратно. Фактов, подобных сказанным, накапливается в орнитологической науке все больше. Уже сейчас они позволяют сказать, что территориализм птицы на зимовке не исключение, а, видимо, правило. Беспорядочного в территориальном отношении перелета не существует. Птицы могут лететь и широким фронтом, но фронт этот слагается из целой серии пролетных путей отдельных стаек (это и есть "трубы"). При этом каждая стайка имеет во время перелета свои достаточно четкие территориальные связи. Вот и получается, что гнездовые территориальные связи меняются соответственно сезону на зимние, а в промежуточное время действуют территориальные миграционные связи.

Территориальный образ жизни птицы выражается не только в том, что она занимает определенный, постоянный из года в год участок для гнездования или зимовки. Относительно ряда видов птиц известно, что территория, на которой живет птица, осваивается ею строго закономерно. Усатые синицы облетают каждодневно свою территорию по строго постоянным маршрутам. Водяной пастушок обегает свой гнездовой участок тоже по строго определенным путям. Подобным же образом ходит по своему участку фазан. Как известно, многие виды сов и дневных хищников облетают охотничьи участки всегда в определенной последовательности. Установлено наличие маршрутов и у многих уток. Маршрутное использование территории, т. е. последовательное нахождение птицы в нескольких немногих точках и перемещение от одной точки к другой по постоянному маршруту, отмечено и на зимовках у ряда чайковых птиц, у ворон, грачей, галок. Вороны имеют на зимовках свои места массовых ночевок, оттуда они разлетаются отдельными стайками, каждая своим направлением к местам кормежки. И лишь на месте последних стая разбивается для осмотра кормового участка. По окончании кормежки происходит восстановление стаи на месте сбора, а затем повторяется уже проторенный путь к месту общей ночевки.

Используя свою территорию, многие птицы передвигаются по ней от предмета к предмету, от одного ориентира к другому. Подобного рода передвижение по видимым ориентирам известно во время перелетов, на местах гнездования и на зимовках. Известно, однако, и много иных случаев, когда птица находит нужное ей место в пространстве без помощи видимых ориентиров. Довольно многочисленные опыты по перевозке птиц от гнезда (ночью, в закрытых клетках, с вращением клеток и т. д.) показывают, что птицы могут находить свое гнездо, не зная дороги, по которой их увезли.

Птицы, перемещенные во время сезонных миграций, поступают по-разному. В одних случаях, и это относится главным образом к старым птицам, уже не раз проделывавшим свои перелеты, перемещенная птица несколько изменяет направление полета, летит некоторое время новыми, еще неизвестными ей местами и в результате прилетает на свои обычные зимовки. Но бывает иное. Молодые птицы, еще не знающие всего своего пути и ни разу не бывшие на зимовках, летят после перемещения в том же (направлении, как они летели до этого, в общем параллельно своему нормальному перелетному направлению. Они прилетают таким образом в новое место зимовок, расположенное примерно на таком же расстоянии от обычных зимовок, на какое были перевезены птицы. Пользуясь уже известным нам сравнением, можно сказать, что "труба", которая определяла исправление пролета птицы, была смещена параллельно своему исходному положению. Однажды подобное перемещение произвели с серыми воронами на весеннем пролете. Птицы, как мы уже писали, были отловлены на Куршской косе, близ поселка Рыбачий, и выпущены около Фленобурга в Дании, в 300 километрах от места отлова. В результате все они попали вместо своих мест гнездования в Финляндии и Советской Прибалтике на новые места уже в Скандинавию. В данном случае верность раз избранному направлению перелета (по странам света) оказалась сильнее, чем верность определенному географическому месту.

Только что упомянутые опыты показывают, что консерватизм птиц в отношении территории оказывается все же относительным. При хорошем знании явления и умелом воздействии на птицу одни территориальные связи могут быть заменены на другие. Территориальный консерватизм как явление, как одно" из основных экологических свойств птицы остается, но территориальные связи возникают новые и в дальнейшем столь же верно поддерживаются, как поддерживались старые.

Много еще остается необъясненного в вопросе о том, как птица, поддерживая свои территориальные связи, ориентируется в пространстве. Иногда здесь помогают видимые наземные ориентиры, а когда их нет, может быть, они ищут ориентиры на небесном своде. Немало проведенных опытов дают возможность заключить, что днем птицы могут ориентироваться по Солнцу, а летящие ночью - по Луне и звездам. Это очень сложный случай ориентации, так как положение Солнца или звезд на небосклоне с течением времени меняется. Подобная космическая ориентация птиц есть в сущности та же ориентация по видимым ориентирам, но очень усложненная.

Стремясь попасть весной в свою гнездовую область, птицы иной раз оказываются в слепой зависимости от своих наземных ориентиров, а эти последние могут в искусственно созданных условиях привести птицу совсем не туда, куда ей надо.

Известен следующий опыт. Выпущенные в планетарии мелкие воробьиные птицы начали полет правильным направлением,, как если бы они летели на воле. Но вот звездный купол планетария был повернут на 180 градусов. Птицы немедленно изменили направление полета и, явно обманутые состоянием звездного неба, стали лететь прямо в противоположную сторону, чем-им было нужно.

Обобщать результаты подобных опытов еще преждевременно. Ведь во многих случаях бывает, что птицы летят не сразу по постоянным направлениям, или, как говорят, по компасу. Некоторые кулики северо-восточной Сибири летят осенью сначала на восток, по свойственному им тундровому ландшафту, и лишь после долгого пути в Канаде, сворачивают в южном направлении. Известны случаи, когда птицы во время осенних миграций летят сначала по рекам на север, потом сворачивают на запад и потом уже летят в южном направлении. Может быть, только какую-либо часть своего пути они летят по небесным ориентирам, по своему "компасу".

Летящие кулики

Многое подлежит выяснению. Но ясно одно. При своих перемещениях птицы не летят произвольно, куда их потянет первое побуждение. Они все время находятся в данных им природой рамках. Впрочем, птица это не человек, который может рассуждать, куда ему лучше направиться, и может действовать по своему собственному усмотрению. У всех животных, в том числе, конечно, и у птиц обычно и не возникает побуждений, не вытекающих из биологической необходимости, из закона единства организма и среды. Из того закона, который в разных случаях по-разному определяет тесные связи птицы с территорией. Известно, что у западных берегов Европы можно встретить иногда какую-либо североамериканскую птицу. Это происходит не потому, что птица "свободна" лететь в любом направлении. Птицы, попавшие к берегам Европы, попросту выдуты ветром из своей "трубы", которая пролегает у атлантических берегов Америки. Некоторым из таких птиц удается продержаться в воздухе настолько, что в конце концов они вновь оказываются у берега, но на этот раз чужого - в Европе. А большинство таких "выдутых" птиц гибнет в волнах океана. Известен залет в Северную Америку европейских чибисов, выдутых из своей обычной трассы ветром.

Иногда под Кировом, а также и в Пермской области удается обнаружить такую необычную ,для тех мест птицу, как сип или гриф. Это могучие летуны, но появление их за тысячи километров от мест постоянного обитания вовсе не является произвольным. Может показаться странным узнать, что эти птицы появляются в далеких и неблагоприятных для них местах не по своей воле, а как пленники воздуха. Их заносит туда передвигающийся на север восходящий термический поток воздуха. Оторваться от такого потока, чтобы вернуться на родину, гриф уже не в состоянии, так как вне термического потока воздух такую тяжелую птицу "не держит". А долго лететь машущим полетом он не может. По этой же причине крупные парящие птицы не совершают перелетов над морем: там воздух их тоже не держит. А воздух над материком не держит обычно альбатросов и буревестников.

Итак, бывает, что птица подчас выскакивает из присущих ей территориальных связей, и тогда она может быть занесена случаем в самые неожиданные места. Большая синица на значительной части своего ареала оседлая птица. Бывает, однако, что окольцованная синица оказывается иногда за тысячу и более километров от места кольцевания. Отсюда нельзя делать вывод о территориальной независимости синицы. Такую птицу надо рассматривать просто как вырвавшуюся по тем или иным причинам из присущей ей системы территориальных связей. Известно, что оседлые птицы находят свою территорию всегда с большим трудом, чем перелетные.

Все это позволяет сказать, что существуют препятствия и для птиц, существуют для них и воздушные дороги. Подобные дороги, определяемые состоянием атмосферы, которая местами держит, а местами не держит крупных парящих птиц, хорошо известны в районе Босфора, в Иорданской долине, в Северной Америке вдоль хребта Киттатини и во многих других местах. В пролетное время это действительно торные дороги, по которым сплошной струей, как в трубе, одна за другой следуют птицы.

Таким образом, у птиц существуют свои весьма устойчивые связи с территорией. Их называют пространственными связями, так как третье измерение играет в жизни птицы очень большую роль. Эти связи разнообразны и во многом еще не изучены. Обладая способностью к полету, птица имеет физическую возможность оторваться от своей территории и перемещаться в любом направлении, но обычно не делает этого. Вскрыть сущность пространственных связей птиц - это крупная и в теоретическом отношении весьма интересная задача. Выяснение ее имеет большое общебиологическое значение. Но это не только теоретическая задача. Правильное понимание территориальных связей птицы необходимо и для практики.

Наличие устойчивого территориального консерватизма у птиц дает теоретическую основу для всех мероприятий по акклиматизации перелетных птиц и по увеличению численности перелетных птиц в охотничьих хозяйствах. Оно создает уверенность в том, что охраняемое "стадо" птиц не переместится для последующего гнездования на новые отдаленные территории, а возвратится после зимовки обратно. Поэтому надо ставить вопрос об охране птиц и на зимовках и на путях их перелетов. Следовательно, работа по увеличению численности перелетных охотничьих птиц требует согласованности в действиях целого ряда областей, иногда республик, а подчас она возможна лишь в международных рамках.

Надо помнить и следующее. Если охотник бездушно истребляет окружающих его промысловых птиц, он не может надеяться, что к следующему сезону охоты утки прилетят из других мест, чтобы восполнить причиненную им убыль. Птицы имеют локальные территориальные связи, и убыль птиц в одном месте не восполняется автоматически подлетом на освободившееся место новых птиц из "мирового океана", ибо такого океана не существует.

Парящие орлы

Птичье население каждого охотничьего угодья лучше сравнивать не с морским заливом, а с изолированным бассейном, с озером, иногда даже с небольшим прудом, воду которого легко вычерпать.

К такому выводу приводит изучение территориальных зависимостей птицы.

Назад   Вперед

Гладков. Тише, птицы на гнездах. Читать

Оглавление:

От автора
Птицы на гнездах
Линька птиц
Жизнь птиц зимой
Перелеты, или сезонные миграции птиц
Свободны ли птицы в пространстве?
Птицы на крыльях
Птичий разговор
Как смотрят птицы, что видят
Исключения из правила
Питание птиц
Теперь о хищниках
Теперь специально о значении птиц
Птицы рядом с нами, птицы в городах
Сколько живут птицы? Отчего гибнут?
Редкие птицы нашей страны
О птицах, исчезнувших в других странах
Человек и природа

Реклама:
Мы в Сетях:
Дикая Группа ВКонтакте / Дикое Сообщество на Facebook / Дикая Компания в LiveJournal
Дикий Портал ВКонтакте


Посмотри еще:
Зубы и клыки Зубы и клыки (48 больших фото) Стая волков Стая волков (Фото)
Горилла Горилла (35 больших фото) Морские ежи Акула в момент атаки (8 больших фото)
Зима в лесу Зима в лесу (рисунок) Красные пещеры Красные пещеры (17 фото)