Сова Акулы Зебра Ящерица Буйвол Орлан
Коллективный журнал о природе

Реклама:



Все о птицах Фильмы о птицах Книги о птицах Видео с птицами

Гладков. Тише, птицы на гнездах. Перелеты, или сезонные миграции птиц
Птицы Книги о птицах

Назад   Вперед   Оглавление

Перелеты, или сезонные миграции птиц

Перелеты птиц всегда привлекали к себе внимание человека, особенно охотника. Зимующих в наших краях охотничьих птиц совсем немного. А главные объекты спортивной, любительской охоты доступны нам только в очень короткое время. Выведутся птенцы, взматереют, и не так уж много времени пройдет, как, собравшись в стаи, птицы отправятся на юг, в теплые страны.

Охотник знает, какими массами летят пролетные охотничьи птицы весной, когда они торопятся к местам гнездования, или осенью, когда подросшие молодые птицы отправляются в свое первое путешествие, которое для многих из них оказывается и последним. Птицы летят через горы и пустыни, пересекают моря, а иной раз и океаны. Тысячи их скопляются иногда ночью около маяка и гибнут, разбившись о его стекла. Других подхватывает шторм в открытом море, топит или забрасывает в места, где маленьких пернатых странников все равно ждет гибель.

"Ночная трагедия" - так назвал перелеты известный английский натуралист Диксон. Столько бед подстерегает птиц на их длинном и опасном пути, говорил он, а они все-таки летят, летят, гонимые могучим инстинктом перелета.

Много вопросов возникает, когда мы затрагиваем тему перелетов птиц. Почему летят птицы, куда? Как они узнают путь и время? От нас они могут отлетать осенью потому, что им стало неуютно - наступает неблагоприятное время года. А как они могут знать свое время, когда им надо к нам прилетать? И чем ближе мы знакомимся с проблемой миграций птиц, тем больше возникает вопросов. Много проведено исследований перелетов птиц, много написано популярных книг и статей в журналах, а интерес к теме не ослабевает, ответа на все эти вопросы еще не получено.

Но кое-что уже ясно. Нет в перелетах птиц никакой "трагедии". Еще в свое время С. А. Бутурлин, а значительно позднее немецкий ученый Кипп обратили внимание на то, что оседлые птицы более плодовиты, чем близкие к ним перелетные виды. Но весной приступает к размножению в общем такое же количество птиц, как и весной прошлого года. Куда же делся более многочисленный приплод оседлого вида? Он пошел на покрытие убыли в численности вида в осеннее и особенно в зимнее время. Выходит, что не только плодовитость, но и смертность среди оседлых птиц больше, чем среди птиц перелетных. Но гибель перелетных птиц происходит концентрированно: в короткий промежуток времени и в каком-то определенном месте гибнет сразу много птиц. А оседлые птицы гибнут рассредоточение, гибель их никому не бросается в глаза, хотя в конечном счете они гибнут в большем количестве.

Да и само явление перелета в целом следует рассматривать как биологическое приспособление, позволяющее птицам избегать неблагоприятных зимних условий жизни на родине, сохранить свое поголовье. Если перелет птиц и кончается гибелью многих из них, то все же можно сказать - птицы выбирают из двух зол меньшее: на зиму оставаться на родине птицам нельзя, они к зимним условиям не приспособлены.

В жизни птиц сезонные миграции не катастрофа, не редкостное явление. Это нормальное звено в годичном цикле жизни, с которым связана вся ритмика птицы, ее физиология. В сущности здесь нет ничего из ряда вон выходящего, что отличало бы перелет от других явлений в жизни животных. Перелет ничуть не более "загадочен", чем, скажем, явление размножения, "инстинкт" гнездостроения, забота о потомстве и т. д. Многие стороны этого явления уходят своими основаниями в изучение высшей нервной деятельности животных и в общие законы, определяющие связь организма со средой, И пока в этих вопросах не все еще уточнено, не будет ясности и в объяснении птичьих перелетов. Но для того чтобы понять глубокие корни явления, необходимо точно знать, как оно происходит, т. е. надо хорошо знать описательную сторону явления. К сожалению, и здесь еще многое неизвестно. Ибо требуется знать не общую картину явления, а его конкретные детали.

В одних местах перелет птиц происходит очень интенсивно а в других - перелета нет или он очень слабо выражен.

Долгое время в орнитологической науке существовала теория пролетных путей. И в самом деле: можно наметить на карте линии или, чаще, неширокие полосы, где пролетают весной или осенью массы птиц разных видов, а также территории, где летят только местные птицы. Много было высказано суждений и о том, что означают эти пролетные пути, как они произошли, как эти пути связаны с историческим прошлым земли.

Теперь многие говорят, что пролетных путей нет, что птицы летят широким фронтом. Тем самым снимаются с повестки дня и все "объяснения" пролетных путей, связь перелетов с историей формирования ландшафтов. Объяснение пролетным путям искали главным образом в историческом прошлом земли, а направление пролета ищут в современных экологических условиях.

Самая общая, поверхностная картина хода перелетов птиц выяснена наукой в достаточной степени. Теперь, чтобы лучше разобраться в явлении, надо проследить ход перелета в пределах одного вида по отдельным популяциям*. Здесь выявляются интересные вещи. Раскрыть их помогает кольцевание.

* (Популяция - группа родственных особей растительного или животного мира определенной области естественного распространения.)

Оказывается, что птицы одного вида, гнездящиеся близко друг к другу, летят нередко в разных направлениях, в разные места. Так, например, чайки с озера Киёво летят зимовать в разные места, в общем на юго-запад. Окольцованных на Киёво чаек можно встретить зимой в северной Италии, на Балканах, в дельте Нила и даже восточнее. Чайки из других колоний тоже имеют свой веер разлета, который в значительной степени перекрывается веером разлета киевских чаек. Но здесь нет "произвола", нет беспорядка. Оказывается, что чайки каждой колонии разбиваются на несколько стаек, каждая из которых летит впоследствии своим путем и имеет свои места зимовок.

И весной они возвращаются, видимо, теми же путями обратно. Также и цапли с Рыбинского водохранилища летят отдельными стайками в разные стороны и тоже каждая своим путем. Это же относится и к уткам. Гнездившиеся на северо-востоке Европы и в низовьях Оби утки собираются для линьки в дельту Волги. Там каждая стайка имеет свое место, которого придерживается ежегодно. Перелиняв, стаи поднимаются на крыло и разлетаются затем в самых различных направлениях и по разным путям. Большинство стаек придерживается все же западного и юго-западного направлений и попадает в Средиземноморье. Некоторые стайки летят на юг или юго-восток, зимуя в Индии. Но есть стаи, летящие из дельты Волги на север (точнее, северо-запад), а затем на запад и попадают они зимовать в Англию, иногда в Нидерланды. Птицы летят повсеместно и встречаются всюду, где только есть водоемы. На самом деле это сложное переплетение пролетных путей отдельных популяций.

Даже грачи, летящие весной всюду сплошным фронтом, по нашему мнению, придерживаются определенных путей. Перелетная стая грачей летит от одного места к другому, совершая повороты, которые не случайны, так как оказывается, что следующие стаи проделывают тот же путь и изменяют направление полета в тех же местах, где и предыдущие.

Наблюдения на Плещеевом озере показали, что многие птицы (зяблики, озерные чайки, разные виды уток, кулики) летят там узкими "струйками", которые имеют извилистые очертания. Весной в Трансиордании один ученый наблюдал, как стайки обыкновенных горлиц летели одна за другой одним и тем же путем. Всего отмечено было 17 стаек. Летели они настолько далеко друг от друга, что одна не могла видеть другую, т. е. каждая летела самостоятельно, а места, над которыми они летели, были одни и те же.

Места зимовок, направления перелетов, так же как и места гнездования, у птиц весьма постоянны. Однако экспериментальное вмешательство может привести к изменению направлений перелета, мест зимовок и даже мест гнездования.

Табл. 1. Рябчики на рябине

Табл. 1. Рябчики на рябине

Табл. 2. Самец и самка обыкновенной гаги

Табл. 2. Самец и самка обыкновенной гаги

Табл. 3. Мохноногий сычик с мышью

Табл. 3. Мохноногий сычик с мышью

Табл. 4. Черноголовый хохотун, ловящий суслика

Табл. 4. Черноголовый хохотун, ловящий суслика

Табл. 5. 1. Фламинго. 2. Мандаринка. 3. Розовая чайка. 4. Хохлатая пеганка

Табл. 5. 1. Фламинго. 2. Мандаринка. 3. Розовая чайка. 4. Хохлатая пеганка

Табл. 6. Уссурийский журавль

Табл. 6. Уссурийский журавль

Табл. 7. Кулики-сороки

Табл. 7. Кулики-сороки

Табл. 8. 1. Горный гусь. 2. Белый гусь. 3. Черная казарка. 4. Чешуйчатый крохаль

Табл. 8. 1. Горный гусь. 2. Белый гусь. 3. Черная казарка. 4. Чешуйчатый крохаль

Так, мелкие воробьиные птицы, отловленные в Западной Европе на осеннем пролете и выпущенные в 300-400 километрах западнее на той же широте, продолжали лететь параллельно старому руслу пролета и остановились на зиму на берегу Средиземного моря, в 300-400 километрах западнее своих обычных зимовок.

А весной отловили на Куршской косе (южный берег Балтийского моря) и выпустили на границе с Данией, во Фленобурге, серых ворон. Эти вороны в то же лето были найдены на гнездовании в Скандинавии, а не в Прибалтике, где им полагалось бы гнездиться.

Среди орнитологов одно время широко было распространено мнение, что пролетные пути птиц отражают историю расселения вида. Согласно этому взгляду изучение пролетных путей позволяет восстановить, каков был облик земли раньше, где было море, где была пустыня. "Знание" птицами своего пролетного пути считалось наследственным. Полагали, что в силу наследственного инстинкта птицы летят из поколения в поколение над одними и теми же местами и ничто не может изменить направление их пролета. И действительно, есть некоторые случаи пролета, их можно назвать парадоксальными, которые подтверждают этот взгляд. Например, на северо-восток материка Северной Америки, как правило, птицы прилетают весной общим направлением с юга, со стороны Центральной Америки, и ряд птиц летит из Северной Америки дальше в Гренландию. А вот обыкновенная каменка, которая распространена на гнездовье главным образом в Европе и Азии, летит на свои гнездовые участки в Гренландии и в арктической Канаде из Африки через Европу и Британские острова. Есть все основания думать, что эти каменки и расселились в Гренландию и Канаду со стороны Британских островов через Исландию. На другую сторону Америки, на Аляску, эта каменка проникла в свое время из Сибири, и теперь она повторяет путь своего расселения, возвращаясь с Аляски на зимовку в Азию. Подобным же образом возвращаются с Аляски в Азию варакушка, желтая трясогузка, пеночка-весничка.

Странным кажется, что в то время как большинство птиц., которые появляются весной в европейской части СССР, летят по направлению с юго-запада на восток, за Урал, есть несколько видов, которые прилетают к нам весной с востока, из-за Урала, навстречу направлению основных перелетных птиц. К этим птицам относится пеночка-таловка, которая сравнительно недавно переселилась к нам в Европу из Сибири, кулик-мородунка и некоторые другие. Действительно, эти птицы летят весной в общем так, как они когда-то расселялись. Но это отдельные случаи, а не общее правило.

Можно вполне уверенно утверждать, что если таловка или мородунка расселятся еще дальше на запад в Европу, то они, став европейскими птицами, оторвутся от своего родного края и будут в дальнейшем улетать уже не на "родину вида", а на новые зимовки в юго-западном направлении и прилетать в дальнейшем оттуда вместе с общим ходом весны.

Часто говорят, что птицы летят осенью на юг в теплые страны. В это утверждение надо внести некоторые уточнения. Главное для птиц не то, чтобы страны, куда они летят, были теплыми, главное, чтобы в них в этот период было много корма. Ради этих кормных мест птицы летят не всегда на юг. Например, кайры с берегов Баренцева моря перемещаются осенью просто в западном направлении и зимуют в северной Атлантике, примерно в тех же широтах, где и гнездятся. А жаворонки зимуют в большом количестве в холодных нагорных степях Центральной Азии, где зимой значительно холоднее, чем, скажем, под Москвой, но мало снега и корм на земле всегда есть. Под Москвой теплее, но много снега и наземный корм жаворонкам недоступен. Этим все определяется.

Перелетных птиц можно подразделить на две основные группы. Первая группа охватывает рано прилетающих птиц. Эти птицы (грачи, скворцы, жаворонки и др.) появляются у нас с первыми признаками весны. Они летят в основном в северовосточном направлении и скорость их весеннего пролета более или менее совпадает со скоростью передвижения всего фронта весенних явлений. Грач может в один час пролететь 40 километров. А во время весеннего перелета он передвигается на такое расстояние за сутки. Вот и говори после этого, что птица весной торопится к местам своего гнездования. Быстрей весны, видимо, не полетишь.

Рано прилетающие птицы имеют весьма колеблющиеся сроки весеннего прилета. Колебание в этих сроках может доходить в разные годы до 40-44 дней. Все зависит от хода весны. Интересно, что места зимовок у таких птиц расположены недалеко - в юго-западной Европе и в Северной Африке. Некоторые из них зимуют и на юге нашей страны. Сроки и направление их миграций определяется погодой. Да и места зимовок расположены у них там, где позволяет погода, а в отдельные зимы они могут отлетать, в зависимости от обстоятельств, то дальше, то ближе.

Сложнее дело обстоит с другой категорией птиц, с птицами, прилетающими поздно. Они улетают от нас очень далеко, нередко за экватор. Прилетают поздно и в более сжатые сроки, чем рано прилетающие виды. Колебания в сроках прилета обычно не превышает 10-11 дней. Иной раз кажется, что прилет их мало зависит от состояния погоды. Но это неверно. Синоптическая картина прилета стрижей довольно определенная. Но если меня спросят, как краснозобик, зимовавший на Тасмании, узнает, что ему "пора лететь" на Таймыр, ответа не будет. Впрочем, когда у нас дело идет к весне, в Тасмании приближается осень, возможно, это дает сигнал краснозобику, что пора улетать, и он начинает свое весеннее движение на север через экватор.

Вполне вероятно, что так именно обстоит дело с полярной крачкой. Этот маленький длиннокрылый летун вполне может быть назван птицей, не любящей ночи. Крачка гнездится у нас на полярном севере. В это время там круглые сутки день. Зимует эта крачка в южной части Атлантики и в южных районах Индийского океана, где тоже бывает в это время полярный день. Только во время перелетов через умеренную и экваториальную зоны полярная крачка узнает регулярную смену дня и ночи. Поэтому вполне вероятно, что у нее пробуждается стремление к перелету, когда на местах зимовок начинаются быстро удлиняющиеся ночи.

Когда говорят, что перелеты вызываются внешними условиями - состоянием погоды, наличием кормов и т. д., это совершенно справедливо. Но не надо думать, что жизнь птиц полностью зависит от погоды. Такая жизнь была бы невозможна. У птицы, как и у всякого другого живого существа, выработалась своя определенная связь с внешними условиями, отдельные капризы погоды и случайные колебания в условиях среды на нее не влияют. Птица имеет свой исторически сложившийся цикл изменений физиологического состояния организма, что позволяет ей в разное время года реагировать на изменения условий жизни по-разному.

Бывает, что в начале июня наступают холода, летающие насекомые исчезают, ласточки попадают в трудное положение. Мне в 1930 году удалось найти после таких холодов в норах берегового обрыва Плещеева озера более 30 погибших береговых ласточек. Обратного отлета не было. Но стоит только появиться первым намекам на ухудшение условий жизни в конце лета - и птицы уже отлетают.

Наличие внутреннего физиологического ритма приводит к тому, что некоторые виды птиц (горихвостки и другие) начинают проявлять стремление к перелету как будто бы и без всякой связи с внешними условиями, когда они сидят в стандартных домашних условиях в клетках.

Однако настоящей независимости от внешних условий, конечно, нет. Птица воспринимает внешний мир иначе, чем мы. Бывает, мы не замечаем изменений, а птица уже отмечает их для себя. Например, изменение давления и другие сигналы, которые пробуждают в ней стремление к отлету. Мы еще не знаем этих сигналов, но это дело времени.

Хорошим примером тому, что характер перелета птиц зависит от внешних условий, а не от наследственного, неизменяемого инстинкта служат опыты, проведенные финским ученым-биологом Великангасом с кряковыми утками. Как известно, утки, гнездящиеся на Британских островах, оседлые птицы, Инстинкта перелета у них явно нет. Утки Карельского перешейка все перелетные. Они имеют свои пролетные пути и свои места зимовок. Великангас взял яйца английских кряковых уток, перевез их на Карельский перешеек и подложил под местных уток. Что же? Как вели себя выведшиеся в этих условиях птицы? Они реагировали на условия жизни Карельского перешейка, как настоящие местные жители. Они отлетели, правда, с некоторым запозданием по сравнению с местными утками, и весной возвратились, пользуясь теми же направлениями перелетов, которыми пользуются карельские утки. Значит, нет наследственного инстинкта, который проявляет себя неизменно в любых условиях. Нет и "гена" перелетности.

Сейчас сезонные перелеты птиц понимаются как биологическое приспособление к резко изменяющимся по сезонам условиям жизни. Это позволяет птице жить какую-то часть года там, где в условиях оседлости она жить не могла бы. При этом некоторые виды птиц ясно обнаруживают свою зависимость от изменений среды, у других эта зависимость затушевана и проявляется более сложно.

Спрашивают нередко: устают ли во время перелетов птицы? Чтобы ответить, напомню сначала некоторые общеизвестные факты из области перелетов птиц. Небольшой куличок-краснозобик, который весит не более 60 граммов, гнездится на севере Таймыра, а на зимовку летит в Южную Австралию, Тасманию и даже на Новую Зеландию. Дорога большая, и без отдыха ее, конечно, не пролетишь. Не меньший путь и у полярной крачки. Берегами моря летит она от северного побережья Сибири в Атлантический океан, сворачивает затем на юг и зимует в приантарктических частях Атлантики.

И еще пример. Тонкоклювый буревестник, гнездясь на небольших островах Бассова пролива (между Южной Австралией и Тасманией), на зимовку перелетает на север Тихого океана и может быть встречен в это время у берегов Камчатки, даже иной раз у острова Врангеля. Конечно, при перелетах птицы отдыхают - одни на суше, другие прямо на воде. А вот насколько устают при подобном длительном перелете птицы, до сих пор не выяснено.

Вникнем в следующие факты. Совсем маленькая птичка - горихвостка, зимовки которой расположены в Экваториальной Африке, в период выкармливания птенцов налетывает в сутки, как подсчитывал А. Н. Промптов, около 44 километров. На юг к своим зимовкам она перемещается тоже со скоростью примерно 44 километра в день. Неутомимый летун - обыкновенный стриж, по сообщению того же А. Н. Промптова, делает за день, собирая корм, до 1000 километров. Это значит, что за сутки стриж вполне может слетать от Москвы до Одессы. Устает ли он при этом? Не знаю. Возможно.

Сейчас хорошо известно, что истинный рекордсмен по скорости полета среди птиц (140 километров в час) - колючехвостый стриж летит от своей гнездовой области к зимовкам целых два или два с половиной месяца. Можно ли предполагать, что этот стриж во время осенних перелетов "устает"? Видимо, нет.

Довольно точные цифры известны для белого аиста. От своих гнездовий в Средней Европе до Южной Африки (через Малую Азию) белый аист летит два с половиной - три месяца. Путь его - около 10 000 километров. Таким образом, если считать, что аист летит 80 дней, выходит, он проделывает в сутки всего 120 километров. Не такая уж значительная работа для такой крупной птицы, как аист! Вряд ли при таких условиях можно говорить, что аист устает от полета и, особенно, если принять во внимание, что он при всяком удобном случае стремится использовать поддержку воздушных потоков, прибегая к весьма малоутомительному парящему полету.

Впрочем, известны и несколько иные цифры. Так, аист из провинции Бранденбург (окольцованный) через 6 дней после отлета был пойман в северной Венгрии, проделав за это время (если считать по прямой) 640 километров. Таким образом, суточная "норма" полета была у этого аиста 91 километр. Это совсем уже мало. С другой стороны, в северной Италии был добыт аист, который за 5 дней пролетел 1200 километров, выходит, в сутки он летел в среднем 240 километров.

Впрочем, все это средние цифры. Иной раз птица просто вынуждена лететь быстро и довольно долго (над морем или над лишенной жизни пустыней).

Но в этом случае птицы стремятся облегчить свое положение, выбирая наиболее короткие отрезки пути над морем, а в пустыне многие парящие птицы летят как бы в "воздушной трубе", там, где имеются сильные восходящие потоки воздуха, которые и облегчают птице ее перелет.

Иной раз, однако, птице не удается пойти по пути наименьшего сопротивления. Хороший пример этому - перепела. Целыми днями выжидают они на Южном берегу Крыма наиболее благоприятной погоды и все же, когда они окажутся, наконец, на другом берегу моря, видно, что это сильно уставшие птицы.

Среди птиц есть совершенно исключительные, например бурокрылая ржанка. Она летит от Аляски до Гавайских островов все время над морем - 3000 километров. Полвека назад известный физиолог Пюттер подсчитал, что смерть от истощенная наступает у птицы при потере 40% ее живого веса. А ржанка теряет 1% веса после поле на расстояние 26,2 километра, 30% веса она потеряет, пролетев немногим меньше 800 километров. Это и надо считать максимально возможной дальностью полета бурокрылой ржанки без отдыха и приема пищи. Как же быть тогда с тремя тысячами километров? Птица пролетает их явно без остановки (останавливаться ей негде), кормиться на воде она не может. Приходится думать, что птицы, как и все другие живые существа, могут в исключительных случаях мобилизовать все свои жизненные силы. Возможно также, что расчеты Пюттера несколько преуменьшают рабочие возможности птицы.

Сейчас известно, что у колибри 2 грамма жира обеспечивают возможность непрерывного полета в течение 24-26 часов со скоростью 40 километров в час, это около тысячи километров полета, т. е. дает возможность колибри перелететь Мексиканский залив, что она и делает в действительности.

Зимуют птицы в большинстве случаев не на Ниле или Каспии. Зимовки начинаются уже на севере, например у нас в Москве.

Пройдитесь по центральным улицам Москвы зимним вечером, и вы легко сможете наблюдать, как огромные стаи серых ворон собираются на крышах Малого театра и других крупных строений города. Это не подмосковные вороны. Здесь в Москве расположены зимние квартиры ворон, прилетевших к нам с севера. Таким образом, Москва входит в область зимовок перелетных серых ворон.

Британские острова это тоже еще не юг. Они расположены примерно на той же широте, что и Москва, однако там в массе зимуют скворцы, много летит туда на зимовку наших уток, известны также большие зимовки чаек. А у берегов Голландии расположена основная зимовка черных казарок. Птиц там бывает, как пишут очевидцы, видимо-невидимо.

Размеры зимовок в умеренных широтах довольно велики. Ю. А. Исаков, например, указывает, что на Мекленбургском побережье (ГДР) бывает одновременно до 150 тысяч уток, а в Нидерландах до 360 тысяч уток, 65 тысяч гусей и 100 тысяч лысух. В числе зимующих в Средней и Западной Европе птиц преобладают утки и гуси, прилетевшие из северных районов европейской части СССР и из Западной Сибири.

Зимовать птицы вовсе не должны на каком-то "далеком юге". Возможность зимовок уток (как и других водоплавающих птиц) определяется как наличием подходящих для этого водоемов, так и температурными условиями зимнего времени.

Еще в двадцатых годах В. В. Станчинский доказал, что севернее прохождения изотермы января -4° могут зимовать лишь единичные утки (и то не ежегодно) и там, где остаются незамерзшие на зиму водоемы. Иногда крякву можно встретить зимой на водоемах Московской области, а подчас и севернее. Область с изотермой января -2° служит уже зимовкой большого числа водоплавающих птиц, кроме уток, гагар и поганок, лебедей, а также некоторых куликов. А южнее изотермы +2° располагается уже область регулярных и многочисленных зимовок птиц. Можно указать в качестве общей закономерности, что нырковые утки зимуют несколько севернее, а настоящие, так называемые речные, или благородные, утки - южнее. Благородные утки зимуют нередко и в Экваториальной Африке - у озера Чад и по среднему течению Нигера, в болотных истоках Нила и в области больших африканских озер, от озера Рудольф и до озера Танганьика, т. е. уже в южном полушарии.

Основная масса азиатских уток зимует по разливам Гильменда, в дельте Инда и по болотам Большого Качского Ранна. Есть значительные зимовки в низовьях Евфрата и Тигра. В дельте Нила зимуют главным образом наши перелетные птицы, численность их там определялась в 30-х годах в 250 тысяч особей. Некоторые наши птицы зимуют и в Америке. Туда улетают, например, кулик-дутыш и, частично, бурокрылая ржанка. Существуют и совсем северные зимовки птиц. Например, у берегов Исландии и даже в водах Земли Франца Иосифа (толстоклювые кайры).

Есть и совсем отдаленные, южные зимовки. Например, средний кроншнеп и малый веретенник из северо-восточной Сибири могут оказаться на зимовке в Новой Зеландии, когда там разгар лета.

На территории нашей страны наиболее значительные зимовки водоплавающих птиц располагаются на южном Каспии. Только в заливе им. Кирова в Кызылагачском заповеднике собирается зимой (когда их не истребляют и не распугивают) до 4700 тысяч уток, около 2100 тысяч лысух, много гусей, а также лебеди и фламинго. Общее число птиц, зимующих в Азербайджане, составляет, согласно Ю. А. Исакову, видимо, более 10 миллионов.

Лебеди

Итак, утверждение, что птицы зимуют далеко на юге, в жарких странах, не всегда оправдывается. Англия, какой же это юг? А Исландия? Что же касается птиц, действительно летящих на юг, то они не всегда попадают там в жаркие страны. Так, давно уже известна массовая зимовка жаворонков в степях Центральной Азии. Теперь стало известно, что и на Памире, на высоте 3600-4200 метров, зимует сравнительно большое число птиц. Этому способствует отсутствие там снежного покрова на большей части субальпийского пояса и наличие незамерзающих участков на некоторых реках и озерах, где имеется выход горячих ключей. Хоть и холодно, но нет снега и корм для птиц доступен, а это главное.

Спрашивают нередко: как ведут себя птицы на зимовках? По-разному. Водоплавающие птицы держатся обычно большими стаями, причем совершают на зимовках и местные перелеты.

В Азербайджане, например, гуси, ночующие в заповеднике, вылетают на дневную кормежку за его пределы на рисовые поля и на заходе солнца возвращаются обратно. Утки поступают иначе. Они отдыхают в заповеднике днем, но едва наступит темнота, как стая за стаей со свистом летит над головой наблюдателя, устремляясь на кормежку из заповедника. На отдыхе эти утки проявляют очень мало активности, можно сказать - ничем не интересуются. Поэтому организовать их отлов в заповеднике для целей кольцевания в высшей степени трудно: птицы не идут в ловушки, сколько бы перед ними ни рассыпали приманки. Держатся птицы однажды избранных зимовок из года в год. Если наступает похолодание, они могут несколько переместиться к югу, в Северный Иран, но с потеплением возвращаются.

ЗарянкаСтайный образ жизни ведут на зимовках не все птицы. Ряд воробьиных птиц держится и зимой в одиночку и, что примечательно, каждую зиму (если можно говорить о зиме в местах их зимовок) проводит на одном и том же месте. Есть виды птиц, которые ведут себя там совсем не по-зимнему. Наша зарянка в Северной Африке захватывает в это время небольшой участок территории, точь-в-точь, как это она делает в гнездовое время, защищает этот участок, т. е. не пускает в него своих собратьев и при этом даже поет и достаточно интенсивно. Такое поведение в корне противоречит представлению о зимней жизни птиц.

Интересно ведут себя на зимовках врановые птицы и многие чайки. Зимой места ночевок и кормежки у них строго разделены. Большая стая разбивается ранним утром на маленькие стайки, каждая из них летит своим путем на кормежку (за город), там стайки рассыпаются, и птицы бродят нередко поодиночке. Но вот приближается вечер. Каждая стайка вновь собирается в своем определенном месте и одним и тем же постоянным путем возвращается к месту ночевки всей массы зимующих здесь птиц.

Спрашивают иногда: сколько месяцев живут птицы на зимовках? Но знают ли читатели, сколько времени живут птицы там, где они гнездятся? Сопоставляя эти два вопроса, можно узнать интересные вещи. Некоторые виды птиц прилетают на места размножения совсем на короткий срок - скорее "в гости", чем к себе домой - и значительно больше времени проводят на зимовках, "на чужбине". Так, пеночка-весничка проводит в гнездовой области в Западной Европе около 100 дней, а на зимовках 172 дня и, кроме того, 92 дня она находится в миграционной области. Черноголовая славка на зимовке проводит 180 дней, а в гнездовой области 90 дней, остальные 96 дней - в миграции.

Есть птицы, которые больше времени проводят в пути, нежели на месте. Сорокопут-жулан тратит на перелеты ежегодно 160 дней, 105 дней он находится на зимовках и только 100 дней в месте гнездования. Белые аисты проводят в миграции почти полгода. Это относится и к колючехвостым стрижам. Обыкновенные стрижи держатся в умеренных широтах Европы 70-80 дней, а на зимовках значительно дольше.

Птицы нашего севера, особенно тундры, очень недолго пребывают в местах гнездования, большую часть года они проводят на зимовках и в области миграций. Размножающиеся там белохвостые песочники держатся в тундре 65-70 дней, самцы-турухтаны еще меньше, около 60 дней. Остальное время тратится на перелеты и зимовки.

Турухтаны

Массовое скопление птиц на сравнительно небольшой территории должно побуждать нас к особенно бережному к ним отношению. Малейшее неблагоприятное воздействие со стороны человека или со стороны природных условий - и под серьезную угрозу ставится поголовье охотничьих птиц обширных территорий нашего севера. Поэтому существуют международные конвенции по охране птиц, которые предусматривают как охрану птиц во время миграций, так и охрану их на зимовках. Многие зимовки птиц объявлены заповедниками.

Однако законов, охраняющих птиц, еще недостаточно. Надо охранять не только птиц, но и места, где они зимуют. А это вовсе не простое дело. Известно, что резкое изменение условий жизни птиц на зимовках может привести к катастрофическим для вида последствиям. В этом отношении показательна судьба эскимосского кроншнепа в Северной Америке. Когда в конце прошлого столетия широко распахали ранее девственные аргентинские степи, где проводила зиму эта птица, численность ее резко сократилась. А если к этому добавим безудержное истребление этого кулика на пролете в долине р. Миссисипи, то станет понятным, почему эскимосский кроншнеп числится теперь почти исчезнувшей птицей.

Судьба зимующих охотничьих птиц, а следовательно, и судьба охоты и охотничьего промысла по перу в значительной степени зависит от того, в каком состоянии находятся сами зимовки. А здесь есть о чем подумать. Ведь утки зимуют в конце (Концов в немногих, весьма определенных местах. Хотя многие из них, а также гуси и лебеди рассеиваются зимой на обширной! пространстве, однако в пределах этого пространства они встречаются не повсеместно, а лишь в немногих, ограниченных по площади районах, которые и служат местами их постоянных зимовок - низовья Евфрата и Тигра, дельта Нила, у нас низовья Куры и Атрека и некоторые другие места. Процесс освоения этих мест человеком происходит сейчас весьма интенсивно. Обваловывание рек прекращает их зимние разливы, заболоченные прежде территории осушаются и распахиваются. По этой причине исчезли уже прекрасные зимовки в Восточной Англии, в низовьях Терека и в Муганской степи. Наблюдается резкое ухудшение утиных угодий в дельтах Терека, Куры, Роны, По, под явной угрозой судьба дельты Мааса и Нила. Не лучше обстоит дело с лагунами и мелководными морскими заливами. Почти полностью осушены Ленкоранские морца, осушается Венецианская лагуна. А если добавим к этому, что бухты и выходы рек в моря загрязняются нефтью, то перспектива существующих сейчас массовых зимовок птиц окажется весьма плачевной.

Кропшнепы

Однако выход есть и из этого положения - наряду с исчезновением старых зимовок возникают новые. В большом количестве создаются водоемы нового типа - каналы и водохранилища, общая площадь которых значительна. Уже сейчас, например, в Англии и Уэлсе число бытовых водохранилищ достигает 550, их площадь около 14 тысяч гектаров, на некоторых из них зимует более чем по 1000 уток. По-видимому, судьба больших зимовок уток предрешена - их сохранить невозможно. Но вместо этого надо уже сейчас обратить внимание на новые, пусть небольшие по площади водохранилища, способствовать созданию на них благоприятных для зимовок водоплавающих птиц условий и тщательно их охранять в зимнее время. Небольшие, но очень многочисленные зимовки уток, более или менее равномерно рассеянные по территории южной части нашей страны, могут при правильной постановке дела компенсировать гибель старых, заслуженно пользующихся мировой славой зимовок. Здесь многое зависит от инициативы и отношения к делу охотничьей общественности. Надо, чтобы в каждой области, в каждом районе, где только могут возникнуть подобные маломасштабные зимовки, были приняты .все меры к их улучшению и к охране на них птиц. Положительные результаты могут сказаться скорее, чем мы предполагаем.

Назад   Вперед

Гладков. Тише, птицы на гнездах. Читать

Оглавление:

От автора
Птицы на гнездах
Линька птиц
Жизнь птиц зимой
Перелеты, или сезонные миграции птиц
Свободны ли птицы в пространстве?
Птицы на крыльях
Птичий разговор
Как смотрят птицы, что видят
Исключения из правила
Питание птиц
Теперь о хищниках
Теперь специально о значении птиц
Птицы рядом с нами, птицы в городах
Сколько живут птицы? Отчего гибнут?
Редкие птицы нашей страны
О птицах, исчезнувших в других странах
Человек и природа

Реклама:
Мы в Сетях:
Дикая Группа ВКонтакте / Дикое Сообщество на Facebook / Дикая Компания в LiveJournal
Дикий Портал ВКонтакте


Посмотри еще:
Зубы и клыки Зубы и клыки (48 больших фото) Стая волков Стая волков (Фото)
Горилла Горилла (35 больших фото) Морские ежи Акула в момент атаки (8 больших фото)
Зима в лесу Зима в лесу (рисунок) Красные пещеры Красные пещеры (17 фото)