Сова Акулы Зебра Ящерица Буйвол Орлан
Коллективный журнал о природе

Реклама:



Все о пещерах Фильмы о пещерах Книги о пещерах Видео о пещерах Подводные пещеры Пещера Мраморная Новоафонская пещера

Уильям Холидей. Приключения под землей. С аквалангом под пустыней
Пещеры

Назад   Вперед   Оглавление

Глава 5. С аквалангом под пустыней

В Большом Бассейне между Скалистыми горами и крутыми склонами Сьерры-Невады, в Калифорнии, десятки снежных вершин смотрят вниз на бесчисленные пещеры. Эти мало изученные образования очень различны по своим размерам и природе. Некоторые представляют собой простые навесы, выдолбленные в высохших берегах древних озер. Другие - великолепные известняковые пещеры.

В здешнем пустынном крае пещеры любого типа кажутся не на своем месте. Большие потоки и глубокие озера, какие встречает исследователь во многих пещерах Большого Бассейна, кажутся совершенно чуждыми этим местам. Самая странная из пещер та, в которой бьет горячий источник с температурой 34° С. Она называется Девилс-Хоул [Чертова дыра] и расположена в ста десяти километрах к западу от Лас-Вегаса, в середине Невадской пустыни.

История исследования Девилс-Хоул начинается январской ночью 1950 года, в пустыне. Пит Нили и я разбили лагерь к северу от Лас-Вегаса; слой инея на наших спальных мешках становился все толще. Стояла очень холодная погода, мы мерзли.

Прошло всего несколько месяцев с того времени, как мы с Питом впервые достигли нижней точки легендарной пещеры Уайндинг-Стэр к юго-западу от нашего лагеря. На этот раз основной целью похода мы наметили пещеру Джипсам [Гипсовую] вблизи Лас-Вегаса. В пещере Джипсам были впервые обнаружены следы древнего человека в несомненной связи с одновременно существовавшим мегатерием (ископаемым ленивцем), американским верблюдом и другими, давно вымершими животными, вроде саблезубого тигра. Здесь мы нашли клочки грубой шерсти и большие комья экскрементов мегатерия, вымершего более двенадцати тысяч лет назад. Все это еще лежало на полу каменной пещеры, сохранившись в течение тысячелетий благодаря изумительно сухому воздуху.

Было ясно, что короткий поход в Джипсам и другие небольшие пещеры поблизости оставит нам довольно много времени на разведку. Холодная погода определяла наш маршрут; так как ближайшим самым теплым местом, которое пришло нам в голову, была Долина Смерти, то решено было отправиться туда. Мы знали, что в горах к востоку и югу от долины найдено полдюжины пещер и их можно будет потом исследовать.

На другой день утром мы двинулись на северо-запад от Лас-Вегаса и пещеры Джипсам в сторону Долины Смерти. Проходя мимо заснеженных известняковых вершин хребта Чарлстон, мы с Питом поочередно сверялись с картой. Странное название попалось мне на глаза - Девилс-Хоул.

Мы и раньше видели его на карте и думали, что это такое? Не пещера ли? Нам было известно, что две-три Чертовых дыры в других штатах являются пещерами. Например, Девилс-Синкхоул [Чертов провал], в Техасе, представляет собой громадный населенный летучими мышами колодец с великолепной пещерой у подошвы устрашающего обрыва. С другой стороны еще одна Чертова дыра, в Южной Калифорнии, - маленькая сухая площадка, окруженная высящимися над ней скалами, которые отражают летний зной, иссушающий все живое в маленькой долинке. Значит, эта невадская Девилс-Хоул может оказаться чем угодно. Решено было выяснить, что это такое, - лучший случай нам не представится.

Добравшись примерно до того места, где должна начинаться грунтовая дорога, мы выбрали хорошо наезженную колею и, довольные, покатили в пустыню. Дороги такого рода были привычными; эта оказалась немногим лучше построенной нами, чтобы добраться до пещеры Уайндинг-Стэр.

На нашей карте в нескольких километрах отсюда значилась боковая дорога, и мы повернули по менее езженному пути. Машина катилась быстро; внезапно дорога пошла по солончаку и разделилась на целую сеть следов, видимо, оставленных фургоном овечьего пастуха. В течение некоторого времени наш автомобиль, казалось, бесцельно кружил по солончаку. Наконец над кустарником показался верх фургона. Скоро мы увидели пастуха и окликнули его.

- Девилс-Хоул? Конечно, знаю. Прямо за тем вон проходом, - объяснил нам пастух, - вы не можете проехать мимо.

Пит и я посмотрели в ту сторону. Более непроходимую горную цепь нам редко приходилось видеть.

- Раньше это место называли Майнерс-Бастэб [Шахтерская ванна], - продолжал пастух. - Когда здесь кругом было много шахт, все шахтеры по субботам отправлялись туда помыться и подышать свежим воздухом. Там внутри водятся слепые рыбы.

При этих словах мы навострили уши. Наша группа до сих пор еще ищет слепых рыб к западу от Континентального водораздела США, но об этом нужно поговорить особо.

Несмотря на скептическое отношение к словам пастуха, мы последовали его указанию и были приятно удивлены, обнаружив без труда проход в низком голом хребте. Затем, чуть ли не рядом с автомобилем, на горизонтальной поверхности равнины в тени небольшого утеса показался провал с обрывистыми краями.

Мы высыпали из машины, взволнованные. Даже нас, привыкших к пещерам и их замечательным входам, поразила открывшаяся перед нами расселина. Обрыв у наших ног шел почти отвесно вниз на глубину в пятнадцать метров, а стена по ту сторону расселины в девяти-двенадцати метрах от нас поднималась кверху с таким крутым уклоном, что даже дикие ослы, которых мы видели в горах, не смогли бы на нее взобраться. Длина расселины на поверхности достигала тридцати метров; на одном ее конце вековые наносы образовали подобие лестницы, спускавшейся по крутому склону.

Ниже, направо от нас, в стене виднелся грот - углубление высотой метров в десять и вдвое меньшей ширины. Над ним возвышался шестиметровый известняковый уступ. Грот сужался книзу, и у входа лежало узкое озерко длиной приблизительно в двадцать метров, искрившееся в косых лучах февральского солнца. У наружного края отверстия, где было мелко, вода сияла кристальной чистотой и казалась аквамариновой, но в глубине у задней стены она отливала тем невероятно голубым сапфировым цветом, какой встречается в очень глубоких пещерных озерах.

Мы спустились по "лестнице" и осмотрели внутренность грота. На вид это была известняковая пещера, созданная медленной, но неуклонной работой подземных вод. Разогревшись от движения, защищенные от холодного ветра пустыни, мы уселись отдохнуть на солнце.

Глядя на ленивую рябь на чистой голубой воде, я вдруг заметил стайку крохотных рыбок, кормившуюся у края озерка среди камешков, принесенных водой с поверхности. Может быть, это в самом деле столь долго разыскиваемые слепые рыбы? Нет. Отчетливо видны их глаза, и рыбки по всем признакам отлично все видели, так как при нашем приближении стремительно уносились вглубь. Изящные, серо-синие, они напоминали окуньков. Как эти странные рыбки оказались здесь, вдали от рек? В то время мы не могли ответить на этот вопрос.

Стена, шедшая вдоль восточной стороны озерка, поднималась вертикально к высокому потолку грота. С другой стороны стена шла не так обрывисто, и метрах в двух над водой виднелся узкий уступ, по которому можно было пробраться в глубь грота. Позади озерка стена уходила наклонно вниз под поверхность воды, но на закрытом краю мы увидели, как и надеялись, отверстие, ведущее вглубь, в полную темноту. Отстегнув электрические фонари, Пит и я протиснулись в узкий наклонный ход. Кругом виднелись неровные узоры от выщелачивания, небольшие натеки и сталактиты - отложения недавнего времени. Но проход вскоре сузился, превратившись просто в щель. Дальше хода не было. Видны были соблазнительные признаки того, что пещера идет дальше, но всякий путь по воде отсутствовал, а у нас не было ни снаряжения, ни подготовки для занятия трудным спортом подводного плавания в пещерах, стоившего жизни некоторым исследователям и в Европе, и в США.

Сделав несколько фотоснимков и зарисовав пещеру, мы собрались уходить. Как ни странно, никто из нас не позаботился измерить температуры воды. Я уже наполовину взобрался вверх по стене расселины, когда услышал позади изумленный возглас Пита:

- Вода теплая!

Я кинулся обратно вниз по крутому склону. Озера и реки в пещерах славятся своим ледяным холодом, и хотя в других странах встречаются горячие озера в естественных известняковых пещерах, в США в то время такие озера были неизвестны. Со времени открытия Девилс-Хоул одно горячее озеро нашли вблизи Хот-Спрингс, в штате Виргиния.

Сомнений не было. Вода в озерке была изумительно теплая - как позже выяснилось, температура ее равнялась почти 34° С. Не удивительно, что шахтеры приходили сюда каждую субботу. Поддавшись очевидному соблазну, Пит и я провели здесь два часа, с наслаждением плавая в шахтерской ванне.

Впрочем, мы не только плавали. Заметив новый на вид электрический фонарь, лежавший под водой на выступе стены, как будто близко, прямо под ногами, я нырнул за ним, но безуспешно. Кристально чистая вода оказалась еще обманчивее, чем обычно. Глубоко вдохнув, чтобы наполнить легкие, я предпринял новую попытку: отталкиваясь ногами и опускаясь все глубже и глубже, ушные перепонки, казалось, лопаются, я достиг глубины, по последующим измерениям, в семь с половиной метров. Из последних сил я схватил фонарь, оттолкнулся от уступа и с триумфом поднялся с ним наверх, чувствуя, что легкие мои разрываются. Взглянув наверху на фонарь, я отшвырнул проржавевшую коробку.

Обследуя заднюю наклонную стену и осматривая маленькое отверстие наверху, мы укрепились в убеждении, что за этим барьером пещера продолжается дальше. Если нырнуть достаточно глубоко, то можно будет, наверное, проплыть под задней стеной и найти скрытые в ней ходы. Пит и я ныряли так глубоко, как только могли выдержать, но нам удалось лишь убедиться, что наши специальные электрические фонари продолжают действовать, даже когда они полны горячей воды.

Потерпев неудачу, мы с сожалением покинули пещеру, уверенные, что цель была бы достигнута, если бы только удалось нырнуть достаточно глубоко. Никто из нас, однако, не имел представления о той громадной глубине, которую пришлось впоследствии преодолеть, раньше чем удалось доказать справедливость нашего предсказания.

Вид и условия существования рыбок были столь необычны, что мы забрали с собой четыре экземпляра. Неделей позже Пит и я отнесли их в Океанографический институт имени Скриппса, филиал Калифорнийского университета, расположенный в Лa-Холья. Ихтиолог института Карл Л. Хаббс сразу установил, что это малоизвестный вид, живущий в источниках в пустыне. Эта миниатюрная рыбка, сказал он, называется Cyprinodon diebolis, поскольку этот вид не встречается нигде в мире, кроме озерка Девилс-Хоул. Научный мир только дважды имел дело с этими рыбками. В 1930 году их открыл, и описал Джозеф Г. Уэйлс. Позже Роберт Р. Миллер, биолог из Мичиганского университета, подверг основательному изучению рыб, живущих в этом озерке и во многих других маленьких источниках в пустыне.

Однако вне ихтиологических кругов Девилс-Хоул почти неизвестна.

Доктор Хаббс объяснил нам, что эти крохотные рыбки принадлежат к роду Cyprinodon, некогда широко распространенному в озерной цепи, существовавшей в пустыне Мохаве, когда климат здесь был более влажным - во времена раннего плейстоцена. Геологические поднятия привели к тому, что озера в части пустыни к северо-востоку от Долины Смерти либо осушились, вследствие образования широких стоков, или высохли, когда климат стал более жарким и сухим. Так исчезло и озеро, занимавшее долину, где находится Девилс-Хоул, но несмотря на то что вода ушла, единственное озерко в пещере и несколько источников сохранились до сих пор. В этих убежищах живут миниатюрные реликтовые рыбки.

В некоторых частях пустыни Мохаве озера исчезли недавно - одиннадцать тысяч лет назад, но изоляция Девилс-Хоул, вероятно, наступила гораздо раньше. В течение тысячелетий изолированного существования последовательность малых изменений привела к образованию значительных различий между разбросанными в пустыне группами рыб. Рыбы в Девилс-Хоул теперь так сильно отличаются от родственных им рыб в других источниках пустыни, что могут служить великолепным примером эволюционных изменений.

По совету доктора Хаббса среди исследователей пещер было распространено сообщение, что рыбки эти не слепы, с научной точки зрения уже исследованы, а самое существование их держится на ниточке. Так как отпали всякие основания вылавливать далее экземпляры рыбок, то по единодушному решению исследователей пещер ввели запрет на их ловлю. Кроме того, доктор Хаббс обратил внимание Управления национальных парков и заповедников на необходимость принять меры защиты этих редких рыбок и их не менее редкого обиталища.

Наше сообщение о пещере Девилс-Хоул вызвало множество предложений и вопросов. Какова ее глубина? Если есть подводное продолжение пещеры, то как его проследить? К сожалению, мне пришлось уехать из Калифорнии на несколько лет, но Пит и другие спелеологи провели много часов в обсуждении дальнейших исследований.

В июне 1950 года партия Южнокалифорнийской группы Н. С. О. под руководством Уолтера С. Чемберлена из Пасадены "проложила дорогу" в неизведанные глубины Девилс-Хоул. Надев водолазный шлем, Уолт опустился на глубину в двадцать пять метров. К удивлению отдельных скептиков, он не обнаружил при спуске никаких кипящих ключей. Главная опасность при погружении состояла в том, что коммуникации водолаза, волочившиеся по крутым склонам и уступам, могли вызвать падение слабо держащихся камней.

На наибольшей глубине, достигнутой Уолтом, темноту нарушал только слабый голубоватый отсвет. Пользуясь самодельным фонарем, Уолт смог разглядеть входы в несколько каналов, но громоздкий и неудобный водолазный шлем исключал всякую возможность попытки проследить даже те ходы, которые были расположены на наименьшей глубине.

Уолт доказал, что подводное обследование Девилс-Хоул - вещь возможная, но в течение трех лет дело подвинулось мало. За это время на небольшом расстоянии к северо-востоку от Девилс-Хоул исследователи сделали важное открытие. Там обнаружили небольшую вертикальную колодцеобразную пещеру глубиной в сорок метров. Пещера оканчивалась маленьким озерком. Температура воды была такая же, как в Девилс-Хоул, что указывало на вероятное существование какого-то сообщения между открытым колодцем и пещерой Девилс-Хоул под поверхностью. Малая пещера-колодец получила название Девилс-Хоул-Кейв.

Вскоре Девилс-Хоул объявили отдельным пунктом Национального памятника Долины Смерти; таким образом, место это оказалось под защитой Управления национальных парков и заповедников. К счастью, вылавливание рыбок находилось уже под запретом, так как появление в печати сведений об учреждении отдельного национального памятника сделало широко известными существование Девилс-Хоул и ее крохотных обитателей. Управление национальных парков и заповедников, так же как и спелеологи, стремилось раскрыть тайны Девилс-Хоул и любезно предоставило разрешение на исследования Южнокалифорнийской группе Н. С. О.

Весной 1953 года Вильям Браун и Эдвард Симмонс из Пасадены решили для завоевания глубин Девилс-Хоул применить акваланги. Симмонс и Браун составляли замечательную бригаду. В то время как Браун производил погружения для обследования пещеры, Симмонс купил несколько аквалангов и разработал специальные устройства, сделавшие возможными дальнейшие исследования.

В течение нескольких недель члены Южнокалифорнийской группы практиковались в пользовании снаряжением Симмонса в плавательных бассейнах, испытывая долготерпение других посетителей, и, кроме того, на пляжах юга. Такие операции, как опорожнение в погруженном состоянии наполнявшейся водой маски, вставление обратно выскочившего мундштука и регулировка воздушных вентилей репетировались до тех пор, пока они не стали привычными даже при погружении на значительную глубину. Освоив основы дела, исследователи пещер взялись за более сложные приемы: например, как пользоваться одним аквалангом двум пловцам.

Все же когда назначенный по программе день великой попытки уже приблизился, бесчисленный ряд вопросов оставался без ответа. Только еще в одной пещере Запада - Бауэр (в Калифорнии) - уже пытались нырять с аквалангами. Газетные отчеты, поведавшие о том, как Джон Линдберг нырял под относительно неглубокий погруженный свод пещеры Бауэра, предупредили лишь о немногих опасностях, с которыми можно встретиться, применяя эту совершенно новую технику подводного проникновения в пещеры.

Не удалось найти никаких сообщений о погружениях в теплые или горячие источники. Не может ли более высокая температура воды увеличить угрозу появления кессонной болезни, вечной опасности водолазов? Если может, то погрузившийся должен будет подниматься на поверхность гораздо медленнее, чтобы предохранить себя от образования в теле крохотных пузырьков азота, вызывающих сильные боли, а иногда мозговые повреждения. По-видимому, если температура тела, погружающегося под воду, не повышается, такое добавочное осложнение не должно возникать, но если оно появится, то насколько нужно замедлить подъем? Никто этого не знал, но, к счастью, оказалось, что температура тела пловцов повышалась незначительно или даже совсем не повышалась.

В каких условиях можно пользоваться спасательной веревкой? Не слишком ли громоздко снаряжение, чтобы можно было как следует маневрировать в тесных проходах? Несмотря на то что бригада подводного плавания получила наилучшую подготовку, какая была возможна в имевшихся условиях, чувствовалась большая нервозность среди ее участников, когда 1 августа 1953 года группа расположилась лагерем на краю Девилс-Хоул.

Укрепили веревки и с трудом перетащили несколько сот килограммов оборудования вниз, на маленькую каменную площадку у края озерка.

Акваланги наполнили сжатым воздухом из баллонов высокого давления, емкостью в восемь кубических метров. Руководитель экспедиции Билль Браун надел свой акваланг с двумя резервуарами, маску, ножные ласты, прикрепил фонари, ящики с батареями, глубомер, подводные часы и несколько свинцовых грузов. Обремененный всем этим снаряжением, Билль неуклюже побрел по мелкой воде; но едва скользнув вниз, под поверхность, он как по волшебству обрел грацию настоящего водного жителя. Билль опустился на несколько футов, пробуя снаряжение. Удостоверившись, что все работает, он сделал успокоительный знак стоявшим наверху, повернулся, неторопливо погрузился и исчез из виду в мире скал, причудливо искаженных толщей воды и смутно видневшихся в сапфировом свете.

Пловец осторожно продвинулся в более темную область, где скоро единственным освещением станут его фонари. Акваланг работал превосходно, глубомер показывал все возрастающие цифры по мере того, как Билль погружался за пределы видимости света в полную темноту. Наконец, без каких-либо неполадок, он достиг глубины в пятьдесят метров - намеченного предела погружения. С заклинившегося в трещине камня, на котором он сидел, Браун не видел дна, несмотря на то что его мощный подводный фонарь просвечивал в чистой воде толщу почти в шестьдесят метров. И сейчас неизвестно, измеряется ли глубина Девилс-Хоул десятками или сотнями метров.

На той глубине, где находился Билль, температура воды была лишь немногим выше, чем вблизи поверхности. Теоретически возможно погружение на глубину вдвое больше той, которой достиг Билль, но и Южнокалифорнийская группа и Управление национальных парков придерживается того взгляда, что установление рекордов должно только сопутствовать спелеологическому исследованию. До настоящего времени бригада подводного плавания просто слишком занята исследованиями на меньших глубинах, чтобы продвигаться дальше вглубь.

Если бы Билль пожелал, он мог бы оставаться на пятидесятиметровой глубине до тех пор, пока не истощится запас сжатого воздуха. Но чем дольше он пробудет под водой, тем медленнее должен быть подъем наверх, чтобы дать время избыточному азоту выйти из его тела без образований пузырьков. Медленно поднимаясь кверху, он мысленно составлял список отверстий, возникавших в свете фонаря. На этой глубине в пещеру действительно открывались проходы. В обе стороны вдоль оси озерка на различных глубинах шли несколько туннелей, но с обследованием этих ходов можно было обождать. Далеко вверху показалось крохотное темно-синее оконце; по мере того как Билль поднимался, прислушиваясь, не появятся ли первые признаки боли от кессонной болезни, оконце стало аквамариновым.

Нетерпеливо ожидавшей его наверху партии казалось, что минуты тянутся все медленнее и медленнее. Другие члены подводной бригады стояли наготове, чтобы сразу же погрузиться, если Биллю понадобится помощь. Свежезаряженный акваланг был приготовлен на случай, если у него появятся симптомы кессонной болезни и ему придется вновь погрузиться, чтобы избавиться от смертоносных выделений азота. Часы показывали, что прошло не слишком много времени, и струя непрерывно подымавшихся из глубины пузырьков успокаивала бригаду.

Внезапно хор взволнованных возгласов отозвался эхом под узким сводом. Далеко внизу появилась неясная фигура Билля, поднимавшегося медленными, размеренными взмахами. Когда он миновал наиболее опасную глубину, подъем его ускорился. Вскоре он всплыл на поверхность и рассказал возбужденной бригаде о своих открытиях. Все - и те, кто испытывал главным образом научный интерес, и те, кого привлекала спортивная сторона, - были в восторге, узнав, что это самое глубокое в Америке погружение в пещере и самое глубокое из когда-либо осуществленных погружений в горячий источник. И что еще важнее - это было только началом.

Поздно вечером ликующие члены партии спустились к маленькому озерку на дне находящейся неподалеку пещеры Девилс-Хоул-Кейв. Пловец быстро погрузился на глубину в двенадцать метров, чтобы определить, существует ли доступное отверстие, которое, может быть, служит подводным сообщением между обеими пещерами. Пловец не обнаружил до этой глубины ничего, загромождающего колодец.

В воскресенье утром Билль снова погрузился в озерко Девилс-Хоул, чтобы начать обследование. Почти немедленно пузырьки исчезли, так как он обнаружил идущий вглубь проход под наносом гальки на мелком конце озерка. Через десяток метров ход закончился тупиком. Билль снова обратился к продолжавшей привлекать его задней стене. Она наклонно уходила все дальше и дальше в ширившуюся расселину. Внезапно, когда глубомер его показывал двадцать пять метров, появилось первое значительное отверстие, но оно оказалось входом в узкий грот, такой узкий, что пловец с трудом повернулся в нем.

Не теряя надежды, Билль продолжал спускаться вдоль стены к следующему отверстию. Здесь его глубомер показал расстояние от поверхности в тридцать два метра. Но и это отверстие было узким: то живот Билля, то резервуары на спине, цеплялись за неровный камень стенок, когда он осторожно пробирался кверху по узкой щели. В нескольких метрах впереди он увидел большую полость: в свете фонаря можно было различить широкую трубу, уводившую далеко вверх сквозь невероятно прозрачную воду.

Но он еще не выбрался из трещины. Акваланг со звоном ударился о стенку, и внезапно прекратилась подача воздуха. Как Билль ни старался, но дышать было невозможно.

Он сразу сообразил, в чем дело. Ручка регулятора ударилась об острый камень и повернулась настолько, что выключила подвод воздуха. Быстро протянув руку назад, Билль повернул ручку регулирующего клапана. К несчастью, он не подумал, что рука его протянута именно назад, и повернул регулятор не в ту сторону. Воздух в легкие не поступал. Упущено еще несколько драгоценных секунд.

Билль выскользнул задом из трещины в более просторную главную пещеру, повернул вокруг себя акваланг и, осмотрев его, включил второй резерву­ар - все это за казавшиеся бесконечными тридцать секунд. Наконец-то он начал опять дышать; из выхлопного клапана пришлось выдуть всего глоток воды. Недели терпеливой подготовки полностью оправдались.

Приведя в правильное положение свое снаряжение, Билль снова приблизился к пятиметровой трещине, на этот раз держа резервуары в нужном отдалении от стен. Он прошел сквозь трещину без затруднения. Широкий проход перед ним шел с уклоном кверху. По мере того как Билль продвигался вдоль него, глубина, которую отмечал прибор на его запястье, становилась все меньше. Но, двигаясь ощупью вверх, он не видел никакого света. Вдруг голова его прорезала поверхность воды, и фонарь осветил стены обширного зала, уходившего за края озерка.

Это не могла быть пещера Девилс-Хоул-Кейв - зал был слишком велик, и Билль недостаточно далеко продвинулся перед тем, как подняться на поверхность. Он открыл нечто совершенно новое, И, сверх того, в конце десятиметрового зала виднелось отверстие, ведущее вглубь.

Хороший ли здесь воздух? Казалось, что в пещере только душно, но теплая вода и изломанные скалы близкого утеса показывали, что некогда здесь проявлялась подземная вулканическая деятельность. Если в воде находились ядовитые газы, то они вполне могли скопиться в пещерной ловушке. Поэтому Билль, выкарабкавшись из воды для поспешного обследования, продолжал пользоваться надежным запасом сжатого воздуха в акваланге. Идти было трудно. Снаряжение для подводного плавания с аквалангом не рассчитано на лазание по известняковым ребрам.

Билль прикинул, сколько еще в резервуаре воздуха. Вероятно, оставалась уже немного, а переключение резервуаров внесло в этот вопрос неопределенность. Билль спустился назад в воду. К счастью, опасность заблудиться здесь невелика, стоит только найти узкую трещину. Даже в обычной пещере, наполненной воздухом, трудно при первом обследовании не потерять ориентиры, но здесь немногие боковые ходы не создавали трудностей. Продвигаясь по щели и вспоминая, что с ним недавно случилось, Билль почувствовал некоторое беспокойство, но когда он спустился вниз и проплыл выступом в главный проход, до его глаз дошел успокоительный слабый синий отсвет.

Усталому, но ликующему пловцу хотелось как можно скорее выбраться наверх, однако, чтобы провести правильную декомпрессию, нужно подниматься помедленнее. Скоро отблеск синевы посветлел и стало видно крохотное аквамариновое оконце. Тут он мог уже ускорить подъем и вскоре стал мишенью града взволнованных вопросов вспомогательной партии.

Из первого обследования партия извлекла немало уроков, позже использованных при погружениях в Девилс-Хоул, а также при подводном обследовании Лильберна и других калифорнийских пещер. Регуляторы с ручками пришлось заменить. Ввели применение направляющей веревки, чтобы пловец мог отыскать обратный путь и в полной темноте. Установили, что пловцы никогда не должны погружаться в одиночку, чтобы помощь всегда была под рукой. Как и в обычной пещере, каждый должен иметь при себе по меньшей мере два надежных, независимых источника света. Все погружающиеся под воду должны тщательно освоить технику, позволяющую двум пользоваться одним аквалангом. Все погружения должны хронометрироваться и регистрироваться на поверхности, чтобы можно было дать знать пловцам, если потребуется декомпрессия, как и было в одном случае. Каждый пловец должен под водой иметь на руке глубомер, а один из группы еще и специальные часы. Наконец, на поверхности во все время ведения подводных операций должен стоять запасной акваланг для использования в экстренных случаях.

Наряду с этими общими мерами предосторожности Симмонс ввел еще специальные изменения в конструкцию самих аквалангов, чтобы добиться максимальной надежности. Основной принцип снабжения пловца воздухом состоит в применении добавочного стопроцентного запаса. Обычно употребляется сдвоенный резервуар на два кубометра с раздельными для двух частей клапанами. Воздух из каждого резервуара подается в коллектор, на котором установлен двухступенчатый регулятор Кусто. В начале погружения воздух берется только из одного резервуара. Когда у пловца появится при дыхании характерное ощущение усилия, связанное с приближающимся опорожнением первого резервуара, он включает второй и начинает подъем, твердо зная, что у него столько же воздуха для обратного пути, сколько он использовал при спуске. При желании он может отключить один из резервуаров, когда давление в них уравняется, и таким образом выделить определенный двадцатипятипроцентный запас.

Некоторые из подводных пловцов пошли дальше и берут с собой еще один полный запас воздуха: маленький резервуар с регулятором и подводящим рукавом. Планы дальнейших, более широких исследований требуют применения агрегатов с тройными резервуарами и закладывания под водой, глубоко внутри ходов пещеры, резервных запасов воздуха. В настоящее время при работах в Девилс-Хоул используются одиннадцать агрегатов со сдвоенными резервуарами.

Поначалу одной из самых трудных задач было освещение на больших глубинах. Употреблявшиеся на первых порах устройства работали хорошо, но при очень высоком давлении портились. Сейчас применяют шестивольтную автомобильную лампу для фар в герметическом патроне, питаемую девятивольтной батареей сухих элементов, залитой парафином. Лампа установлена на пластмассовой рукояти с заполненным густой смазкой выключателем. Устройство дает сильный сноп света, потребность в запасных частях минимальна. Батареи хватает на пять часов непрерывной работы; не было ни одного случая, чтобы лампа перегорела под водой. Вторым источником света служит резиновый электрический фонарь с батареей из трех элементов, залитой минеральным маслом и охваченной металлическим зажимом, препятствующим утечке. Южнокалифорнийская группа считает, что, пользуясь такими мерами предосторожности, она свела риск к абсолютному минимуму. Члены группы твердо решили не дать никакому серьезному происшествию испортить их замечательный рекорд безопасности подводного плавания.

Расчет всего расстояния, пройденного Брауном по горизонтали, показал, что завершение прохода в пещеру Девилс-Хоул-Кейв возможно, но путь туда много длиннее и сложнее, чем предполагалось. И до настоящего времени путь этот не пройден и даже нет уверенности, что это возможно без погружения на опасную глубину.

Открытие Зала Брауна представляет собой замечательное достижение и с точки зрения науки, и как обследовательская операция. Исследование продолжалось в обоих направлениях. Воздух в зале подвергли анализу и нашли пригодным для дыхания, хотя для длительной физической нагрузки температура его, 33° С, и стопроцентная относительная влажность слишком высоки. Проблему связи разрешили, проложив телефонный провод до внутренней малой комнаты. Работа по прокладке оказалась удивительно легкой - свободному изящному продвижению пловцов разматывающийся провод почти не мешал. Пользуясь советами и помощью зоологов и студентов из Океанографического института имени Скриппса, спелеологи частично начали, частично запланировали на будущее физические и биологические исследования на различных глубинах. Среди полученных результатов отметим находку нового, видимо, слепого плоского червя (из Turbellaria).

Драматизм и волнения первых погружений сейчас уже в прошлом, и позднейшие исследования медленно раздвигают границы известных областей пещерной системы. Это, конечно, не значит, что принятые меры предосторожности превратили подводное плавание в обычное, лишенное всякого риска занятие. Был случай, когда пловец ощутил сопротивление вдоху, указывающее на истощение запаса воздуха, и оказался вынужденным подняться, не обращая внимания на малую длительность декомпрессии. К счастью, как при большинстве погружений в Девилс-Хоул, он пробыл на значительной глубине всего несколько минут и не пострадал от такого подъема.

Фрэк Линхопел и Рой Арнольд доставили в Зал Брауна спелеологическое оборудование и, несмотря на неприятную жару и влажность, успешно обследовали самый обещающий из подводных ходов. Они взобрались вверх, затем постепенно спустились к меньшему озерку приблизительно в пятидесяти метрах от Зала; озерко это теперь называется озером Линхопела. Фрэнк и Рой вернулись через Зал Брауна, но в 1954 году Пит Нили вышел обратно из глубин нового озерка совершенно другой дорогой. Исследуя вместе с Ричардом Лохорном и Робертом Лоренцем еще одно отверстие внутри щели на глубине тридцати метров, Пит обнаружил широкий завивающийся неправильной спиралью канал, который не только вел вверх во второе озерко, но на глубине сорока метров имел также и боковое отверстие, ведущее в сторону Девилс-Хоул-Кейв. Таким образом, найденный Питом ход, по-видимому, представляет собой ту дорогу, по которой направятся будущие исследования. Путь этот сулит открытие еще не исследованных длинных пещерных ходов, заполненных теплой водой; возможно, что исследования надо будет вести одновременно из Девилс-Хоул и Девилс-Хоул-Кейв.

Со временем будут составлены трезвые научные отчеты о замечательных объектах этой пещерной системы и место приключений займут фактические данные и статистические сведения. Но не забудутся смелость и ловкость тех исследователей, которые впервые внесли свет в глубины этого теплого пещерного источника.

Назад   Вперед

Уильям Холидей - Приключения под землей (Рассказ о больших пещерах Запада США и их исследователях)

Уильям Холидей. Приключения под землей
(Рассказ о больших пещерах Запада США и их исследователях)

Оглавление:

Предисловие
Введение
Глава 1. Земные глубины
Глава 2. Пропавший солдат
Глава 3. Золотая пещера
Глава 4. Ледяные пещеры и реки застывшей лавы
Глава 5. С аквалангом под пустыней
Глава 6. Самая глубокая в Америке пещера
Глава 7. Волноприбойные ниши в пустыне
Глава 8. Поиски пещер в Колорадо
Глава 9. Неправдоподобные пещеры
Глава 10. Величайшая пещера
Глава 11. Поломанные во мраке кости
Глава 12. Шум крыльев
Глава 13. Лучшие из остальных пещер Запада
Глава 14. Итак, вы хотите заняться исследованием пещер?
Словарь исследователя пещер

Реклама:
Мы в Сетях:
Дикая Группа ВКонтакте / Дикое Сообщество на Facebook / Дикая Компания в LiveJournal
Дикий Портал ВКонтакте


Посмотри еще:
Зубы и клыки Зубы и клыки (48 больших фото) Стая волков Стая волков (Фото)
Горилла Горилла (35 больших фото) Морские ежи Акула в момент атаки (8 больших фото)
Зима в лесу Зима в лесу (рисунок) Красные пещеры Красные пещеры (17 фото)