Сова Акулы Зебра Ящерица Буйвол Орлан
Коллективный журнал о природе

Реклама:



Все о пещерах Фильмы о пещерах Книги о пещерах Видео о пещерах Подводные пещеры Пещера Мраморная Новоафонская пещера

Уильям Холидей. Приключения под землей. Поиски пещер в Колорадо
Пещеры

Назад   Вперед   Оглавление

Глава 8. Поиски пещер в Колорадо

Многие исследователи твердо отказываются принимать участие в поисках пещер. Они навсегда разочаровались в этом деле после бесчисленных, длившихся слишком много часов напрасных попыток найти вход, который, как их уверяли, "невозможно не заметить". Тем не менее любителю пещер приходится вести поиски, если он, к своему несчастью, живет в районе, где пещеры как следует не изучены. Если он достаточно часто предается этому занятию, то может даже со временем получать от него удовольствие.

Занятый поисками, исследователь никогда не знает, что он найдет; он поистине идет в авангарде спелеологов. Очень часто он ничего не находит, но нередко набредает на новые пещеры, не значащиеся в перечнях. Иногда у него бывают и поразительные находки.

Есть два основных подхода к поискам пещер. Один заключается в установлении вероятного района их расположения и в изучении всего, что только можно узнать об этом районе. Обычной отправной точкой служат геологические карты и книги, так как из них узнаешь, где находятся различные породы, в которых могут быть пещеры; затем отправляющийся на поиски идет в район, обещающий успех, и разыскивает людей, которые, вероятно, знают, где есть пещеры. Обычно это лесники, скотоводы, дровосеки - вообще те, кому приходится работать далеко от своего жилья. Многие из пещер района Мазер-Лоуд в Калифорнии обнаружены именно путем расспросов.

Другой подход к трудной задаче поисков - начать с источников, в которых могут заключаться сведения о пещерах. Лучший из них, конечно, материалы Национального спелеологического общества и Западного спелеологического надзора, но, к сожалению, и сейчас еще материалы эти далеко не полны. Конечно, когда только начинались наши поиски пещер в Колорадо, материалы эти были просто жалкими. Источниками нам служили старые истории, книги о путешествиях, комплекты газет, материалы Лесного управления и отчеты нескольких членов Колорадского горного клуба, исследовавших, что кроется за странными слухами о "золотой пещере" в далеком хребте Сангре-де-Кристо, в Скалистых горах.

У новой Колорадской группы Н. С. О. дело пошло хорошо. Не покидая Денвера, мы составили длинный список пещер. Первый поход в 1951 году привел к обширной пещере Фульфорда и группе небольших, но интересных пещер в Гленвуд-Спрингсе. Ведя поиски на основании слухов, переданных нам Колорадским горным клубом, мы обнаружили три крохотные пещерки около Форт-Коллинса, в районе, который считали лишенным пещер. С приближением зимы мы из-за снежной бури чуть было не застряли в пещере Поркьюпайн [Дикобраз], но выжили и смогли рассказать о кристаллах гипса в ней и об ее низких ходах, усыпанных иглами. Одна старая история дала нам ключ к отысканию пещеры к северу от Кэнон-Сити, а хранитель местного музея нашел нам еще две пещеры в том же районе. Само собой разумеется, мы посетили всемирно-известную пещеру Ветров в горах за Колорадо-Спрингс. В этой открытой для посетителей пещере нас всегда любезно встречал Гай Бойд, один из управляющих, много лет состоящий в Н. С. О. Так как туристы почему-то вообразили, что посещать Колорадо нужно не только летом, но и зимой, у Бойда никогда не было времени углубиться вместе с нами в галереи, ответвляющиеся от части пещеры, посещаемой туристами.

Затем так хорошо начавшееся развитие исследований стало замедляться. Наши разведочные партии возвращались из других карстовых районов без всяких результатов. Группа расширила район своих походов и посетила пещеры в Нью-Мексико, Вайоминге и Южной Дакоте, но такие поездки в уикэнд за четыреста-тысячу миль были слишком трудны, чтобы предпринимать их чаще, чем раз-два в год. То же самое относилось и к походам в пещеры, расположенные в отдаленных районах Колорадо. Со временем мы добрались до пещеры Белля, к северу от Дьюранго, пещеры Спринг на реке Уайт-Ривер и нескольких пещер в южной и средней части штата, но эти посещения не стоили затраченного времени - приходилось совершать слишком далекие походы. Мы вернулись к исследованиям в своем районе.

Вскоре я натолкнулся на упоминание о Больших пещерах Маниту. Краткое описание напоминало рассказ о части пещеры Ветров, и в то же время Маниту чем-то была непохожа на нее. Подобно пещере Ветров, Маниту как будто находилась около Маниту-Спрингс. Может быть, мы не заметили ее? Мы знали о существовании двух небольших полостей на участке пещеры Ветров, но здесь речь шла, очевидно, о чем-то обширном, не меньшем, чем сама пещера Ветров.

Гаю Бойду некогда было писать письма, и никому из нас не хотелось совершать пяти- или шестичасовую поездку, только чтобы задать ему вопрос. Мы продолжали копаться в полузабытых материалах. Вскоре извлекли на свет статью, напечатанную в 1880-х годах. В ней просто упоминалось о "пещере Ветров и Больших пещерах Маниту близ Маниту-Спрингс". Этого было достаточно. Я усиленно занялся отыскиванием пещеры.

Как ни странно, но нужные сведения были получены не из сухих исследовательских материалов, а от Денверской публичной библиотеки. В их историческом фонде отыскалась потрепанная книжка в бумажной обложке, помеченная 1916 годом, под любопытным заглавием: "Как я нашел и как я потерял пещеру Ветров и Большие пещеры Маниту".

При чтении этой курьезной, полной негодования книжки стало ясным, что некогда близ Маниту-Спрингс были две открытые для посетителей пещеры, жестоко конкурировавшие между собой в получении доходов от туристов, поскольку между ними было всего несколько десятков метров расстояния.

Колорадская группа заподозрила, что кто-то, в конце концов, начал раскапывать какой-нибудь забитый отложениями ход в одной из этих пещер и очутился в другой. Со временем, думали мы, пещера Ветров поглотила Большие пещеры Маниту, и, таким образом, сейчас туристы посещают части обеих пещер под именем первой. Группа проверила свои догадки у Гая Бойда. Хотя Бойд впервые слышал о Больших пещерах Маниту и ранней истории их, он подтвердил наиболее существенные части наших предположений.

Но как обстоит дело с утверждением автора этой книжечки, Джорджа В. Снайдера, что он открыл обе пещеры? Можно было согласиться с тем, что он открыл в 1881 году Большие пещеры Маниту - это подтверждала вырезка из газеты от 21 марта 1885 года. Однако нам было известно, что во многих заметках того времени говорится об открытии пещеры Ветров 26 июня 1880 года двумя школьниками, а Снайдер утверждал, будто и эту пещеру открыл он.

Обычная версия истории открытия пещеры Ветров с полной авторитетностью изложена Розеллем Теодором Кроссом в его книге "Мои горы", вышедшей в 1921 году. Достопочтенный мистер Кросс отправился с учениками своей воскресной школы на прогулку в Вильямс-Каньон, намереваясь показать им небольшую пещеру, расположенную недалеко от горловины каньона, в которой он уже бывал раньше. У входа в пещеру, как рассказывает Кросс, они "нашли подвыпившего мужчину, который потребовал по пятидесяти центов с каждого за осмотр пещеры... Я обратился к мальчикам и сказал: "Мальчики, идемте дальше вверх по каньону и отыщем себе собственную пещеру".

Таким образом, Кросс первый известный нам человек, занявшийся поисками пещер в Колорадо. Группа пошла дальше вверх по каньону, взбираясь на его стены, чтобы заглянуть в каждую трещину.

"Наконец Джон и Джордж Пикетты, - вспоминает Кросс, - обнаружили дыру в породе. Все остальные поднялись к этому месту. Добраться туда было очень трудно, чем и объясняется то, что никто раньше не обнаружил этой пещеры. Стоя в наклонном туннеле пещеры, можно было видеть глубины каньона...

Зажгли свечи; я пошел впереди, за мной гуськом шли мальчики. Таким образом, я был первым человеком, вошедшим в пещеру, и мы о мальчиками разделяем честь ее открытия".

Книжечка Снайдера многословна и частично противоречит сама себе. Автор утверждает, что у него якобы незаконно отняли обе пещеры; он так негодует на это, что тону книги местами явно не хватает искренности. Если разобраться в истории Снайдера, то выходит, что не он первый открыл пещеру Ветров. Впрочем, может быть, и братья Пикетты с Кроссом тоже не были первыми, несмотря на то, что их сообщение об открытии так широко освещалось в печати. Вот как Снайдер рассказывает о своем открытии.

"Осенью 1879 года, вскоре после моего приезда в Маниту, я совершил свою первую экскурсию в Вильямс-Каньон. Там я познакомился с Томом Грином, владельцем известеобжигательных печей в горловине каньона. От него я впервые услышал о пещерах, расположенных высоко вверху на обрыве. Наиболее известной из них была Мамонтова пещера, самая большая из нескольких открытых к тому времени вверху на обрыве, за горловиной вверх по каньону. От этой пещеры Грин имел небольшой побочный доход, беря за вход плату в пятьдесят центов.

После посещения пещеры я заинтересовался этим делом и сам стал заниматься поисками, полагая, что если удастся найти большую пещеру, то я смогу составить себе состояние. Зимой 1879-1880 года я проникал во все дыры, какие мог обнаружить в стенах каньона, в том числе и в первоначальный вход пещеры, уже тогда называвшейся пещерой Ветров. Это название ей дал, как я потом узнал, местный фотограф Джемс Тэрлью, снявший за несколько лет до этого виды окрестных гор и вход в пещеру.

Пещера в то время состояла из двух-трех голых и непривлекательных полостей нижнего этажа. На стенах я нашел надписи - фамилии и даты; некоторые относились даже к 1872 году. К сожалению, многие из этих надписей исчезли впоследствии при производстве взрывов для расширения входа и удалении обломков. Из расспросов выяснилось, что некто Чарльз Кросс, один из ранних поселенцев района, по его утверждению, побывал в пещере в 1874 году и в течение некоторого времени ее называли пещерой Чарли Кросса".

Дальше Снайдер приводит заявление, излагающее обстоятельства открытия пещеры совсем иначе. Оно сделано под присягой пионером-поселенцем Артуром Б. Лявом, который сообщил, что в 1870 или 1871 году он и его брат сделали заявку на участок "в каньоне, против входа в пещеру. Насколько мне известно, никто до той поры не обнаруживал этой пещеры. Мне пришлось прорубить тропинку от своего дома к пещере. Я нашел пещеру, и мой брат Вильям А. Ляв и я углубились в нее на 50 или 75 футов".

Снайдер приводит затем в своей книжечке заявление, приписываемое им Джону Пикетту, но это простое заявление, сделанное не под присягой. Джон Пикетт, по утверждению Снайдера, писал ему следующее:

"Джордж и я вместе со множеством других мальчиков ходили в поход в Вильямс-Каньон с достопочтенным Р. Т. Кроссом. Мы шли на разведку и уже обнаружили несколько маленьких пещер. Спускаясь вниз, Джордж и я отделились от партии и стали взбираться на западный склон, пытаясь достигнуть вершины горы. Мы нашли тропинку, ведшую к отверстию на склоне обрыва, и поднялись по ней к месту, которое оказалось входом в пещеру. Ширина низкого входа составляла полтора-два метра; нам пришлось пролезть в него на четвереньках. Осмотревшись немного, мы выбрались наружу и позвали остальных. Все проникли внутрь метров на пятнадцать, но других полостей не обнаружили".

Утверждение Снайдера, будто он открыл пещеру Ветров, основывается на том, что ему удалось обнаружить дыру, ведущую в части пещеры, расположенные глубже. Наружная часть, должно быть, представляла некоторый интерес, так как Снайдер пишет о ней следующее:

"Позже (в 1880 году) пытались открыть пещеру для посетителей, но все известные в то время полости не имели ничего особенно привлекательного, так как ранние обследователи унесли из нее все сталактиты, и попытка оказалась неудачной".

Несколько лет спустя, работая в знаменитой библиотеке имени Банкрофта в Калифорнийском университете, я нашел подтверждение слов Снайдера в рекламной брошюре, без автора, напечатанной в 1885 году, много времени спустя после того, как Снайдер утерял всякую связь с пещерой Ветров. Вследствие малой величины пещеры, в которую приходилось проникать ползком, несмотря на широкое рекламирование ее и попытку привлечь в нее платных посетителей, число их в 1880 году было невелико. Весной 1881 года, рассказывается в брошюре, обнаружили новые полости. Улучшили дорогу к пещере, и она стала усиленно посещаться.

В основном все эти рассказы согласуются между собой, и в излагаемых фактах поразительно мало противоречий, хотя высказываемые отдельными лицами мнения, конечно, расходятся. Кросс описывает четыре полости, из которых только одна обширна. Далее он сообщает читателю:

"Эти комнаты и залы только преддверие множества других; общее их число около восьмидесяти. Большинство этих полостей открыто позже, другими... Мы вылезли наружу и спустились по склону на дно каньона, нагруженные образцами... Мы назвали пещеру, по моему предложению, пещерой Пикетта, по отцу мальчиков, открывших отверстие, ведущее в нее... Оказалось, что пещера находится на участке, принадлежащем частному владельцу. Первый, кто занялся пещерой, потерпел убыток. Затем другие лица купили ее, устроили новый вход, открыли много новых комнат, оборудовали ее как следует, переименовали в пещеру Ветров и в течение около сорока лет получали от нее богатый доход".

Таким образом, роль Снайдера в истории заключается, по-видимому, в том, что он открыл большую часть пещеры Ветров и Больших пещер Маниту, но не в том смысле, в каком мы понимаем спелеологическое открытие. Сам он описывает свою находку следующим образом:

"...Значительную часть зимы 1880-1881 года я провел... копая кругом, в попытке найти другие ходы (в пещере Ветров). Я нашел два длинных низких канала, из которых один шел на север, другой - на юг. Как-то позже, - говоря точнее, 17 января 1881 года, - я полз на четвереньках вдоль стенки вблизи входа в нижний конец одного из этих каналов, когда заметил дыру, похожую на крысиную нору. Я поднес свечу к самой дыре, чтобы заглянуть в нее, как вдруг сильный ток воздуха, выходивший оттуда, погасил пламя. Тогда я понял, что позади дыры должен быть ход.

Если бы выходивший из дыры воздух не задул мою свечу, я никогда не открыл бы заднюю комнату и, думаю, знаменитая ныне пещера Ветров, осталась бы неизвестной, так как когда я отодвинул кусок породы, под которым находилось устье крысиной норы, то посыпавшиеся обломки заполнили его, и уже не видно было никаких признаков отверстия, через которое можно было бы пролезть. Я очутился в новой полости шириной в два-три фута и длиной в десять футов. На дальнем ее конце высоко вверху в стене виднелось отверстие канала, шириной в два фута и высотой в шесть-восемь дюймов, уходившего наклонно вверх. Я с трудом взобрался вверх к нему и увидел, что это ход, в свою очередь ведущий в другую большую комнату...

Вернувшись позже со своими товарищами в пещеру, я смог с их помощью привязаться веревкой у самого отверстия... копая землю и отпихивая ее назад, я наконец вылез на сорок футов выше того места, где проник в ход, и оказался в середине пышно изукрашенного зала с нависающими, подобно балдахинам, выступами с натеками; вид его дал мне повод назвать его залом Балдахинов. Так он называется и сейчас.

Затем последовал период усиленного обследования... мне помогал мой брат Горэйс".

Через короткое время, по словам Снайдера, он обследовал всю ныне посещаемую туристами пещеру, за исключением Долины Снов, составляющей часть Больших пещер Маниту. Снайдер описывает все полости и переходы так ясно, что мы при посещении пещеры могли чуть ли не шаг за шагом проследить весь ход его исследования.

"Это событие (раскапывание хода), - пишет далее Снайдер, - произошло 28 января 1881 года... 29 января 1881 года мы подписали договор (о продаже участка)...

Приблизительно через месяц после того, как я договорился о покупке участка с пещерами, я назначил день, в который пещера получит имя. Я считал это важным, так как уже возникла путаница из-за того, что ее называли то пещерой Чарли Кросса, то пещерой Пикетта и еще чаще пещерой Ветров... При обсуждении имени, возникшем в день крещения пещеры... большинство высказывалось за название "пещеры Снайдера", в честь моего важного открытия. Я считал поэтому оправданным свой выбор - оставить то имя, которое лучше всего было известно; так пещера и по настоящий день называется пещерой Ветров".

Должно быть, Снайдер был странным, сложным человеком. Все же можно считать, что он незаслуженно лишен того небольшого места в истории, которое ему принадлежит по праву. Может быть, эта книга исправит несправедливость по отношению к нему и к забытому Артуру Ляву, который, по-видимому, действительно первым открыл пещеру Ветров. Поистине, отправляющийся на охоту за пещерами никогда не знает, что получится из его поисков!

Все это было интересно, но не помогало нам найти новые пещеры. С неохотой группа признала, что пора заняться пещерой Спэниш-Кейв [Испанской].

Об этой пещере нам известно было уже давно. Распространение фантастических историй, рассказанных сомнительным исследователем пещеры в 1932 году, привело даже к тому, что ее упомянули в путеводителе по штату, составленном Федеральной писательской комиссией. Группа наша располагала также отчетом партии из Колорадского горного клуба, которая обследовала пещеру в 1933 году и довольно основательно разрушила легенды о ней. Тем не менее доступ к пещере был настолько труден и сама она казалась столь непривлекательной, что мы откладывали ее посещение сколько могли.

В 1932 году на страницах колорадских газет появились сенсационные шапки. Вот одна типичная: "Житель Денвера открыл скелет в кандалах в хребте Сангре-де-Кристо, истлевающий в страшной пещере на глубине в 500 футов". Газетные столбцы сообщали о странной индейской легенде, будто бы проверенной героем-исследователем, забравшимся высоко в горы Сангре-де-Кристо, в южной части Колорадо. В легенде говорилось о Ла-Каверна-дель-Оро - Золотой пещере, - найденной испанцами триста лет назад. Богатства в недрах были здесь настолько велики, что испанцы приложили громадные усилия к сооружению форта на краю леса в совершенно пустынной местности. Разумеется, они не сами вели эти работы, а принудили к тому местных индейцев. Индейцев, закованных в цепи, заставили также работать и в глубине пещеры, где они добывали руду. Потом индейцы подняли восстание и уничтожили всех испанцев, знавших, где находится Золотая пещера; у входа в пещеру остался только нарисованный испанцами на камне мальтийский крест - единственный след того, что в этих местах раньше жили люди.

В газетных статьях сообщалось, будто бы некий Питер Мозер, из Денвера, вместе с неким Виктором Бартом и его двумя сыновьями, двадцати и двенадцати лет, нашел пещеру, отмеченную мальтийским крестом. Четверка исследователей спустилась будто бы вниз по колодцам, на глубину в несколько десятков метров. Они обнаружили там старые лестницы испанцев и лебедку - все это сгнило и разваливалось. Самое поразительное, что они нашли прикованный к стене скелет в самой низкой точке самого нижнего колодца.

"Груда костей, - сообщала читателям газета "Роки Маунтин Ньюс", - лежала прислоненная к скалистой стенке, и позвонки скелета охватывал металлический ошейник, как будто человека, умершего здесь столетия тому назад, приковали в сидячем положении и оставили умирать голодной смертью". Пониже входа в пещеру, как рассказывали газеты, находились развалины старого форта. По рассказам Мозера, выходило, что каждое слово легенды - правда.

У газет был выдающийся день. Храбрый исследователь проснулся наутро героем штата, может быть, всего Запада. Но слава недолговечна!

В 1932 году в Колорадо не было никого, кто мог бы считаться по-настоящему знатоком пещер, но кое-кто из искусных скалолазов Колорадского горного клуба поднимал брови с довольно скептическим видом. Через две недели председатель клуба Карл Блаурок и один из членов Орвилль Хоу посетили пещеру. Их сопровождали доктор Лерой Хафен из Колорадского исторического общества, репортер "Роки Маунтин Ньюс" Кеннет К. Лайтберн, фотограф (имя не названо), Эдгар Макмихэн из Колорадской ассоциации и Баттонс, местный проводник, как он значится в отчете Лайтберна.

Партия, по условиям времени и места, была вполне квалифицированная. Она нашла пещеру, мальтийский крест, гниющие остатки лебедки и лестниц, нечто напоминающее остатки форта, - и все. Не было никакого скелета в цепях и, что гораздо обидней, никакого золота!

Однако это еще не конец истории. У партии кончались веревки, и она не достигла низшей точки пещеры. У публики еще оставались сомнения. Колорадский горный клуб составил план повторного похода для детального осмотра пещеры. Год спустя, 10 сентября 1933 года, к пещере подошла партия в двенадцать человек под руководством Эльвина Арпса и Карла Блаурока. На этот раз вопрос разрешился к общему удовлетворению. Газеты даже не позаботились сообщить об этом походе, так как пещера перестала быть интересной новостью, но Арпс вел в записной книжке дневник приключений этой чрезмерно большой партии. Краткие записи Арпса показывают, что партии пришлось встретиться с рядом проблем.

"Общая форма колодца напоминает бутылку для молока, шире всего он внизу. Высота по вертикали тридцать четыре метра... Луи Хоу первый исчез за краем, спускаясь вниз по способу Дюльфера, в то время как мы держали страхующую веревку. Всякий раз на вопрос "все ли в порядке?", он лишь отвечал "потравите еще веревку", и мы стали думать, что нам ее не хватит. Наконец веревка ослабла, и Луи крикнул: "Порядок! Спускайте следующую жертву". Один за другим люди исчезали в колодце, пока внизу не оказалось десять человек.

Здесь стала чувствоваться глубина, на которую партия опустилась. Даже направляя вверх свет мощного фонаря, с трудом удавалось различить человека, заглядывающего через край в колодец... Высокие колонны породы терялись в темноте вверху...

На противоположной стороне пещера огромной наклонной щелью уходит вниз под углом в двадцать пять градусов; дно состоит из стоящих ребром больших плит породы с острыми краями; между плитами зияют темные, глубокие колодцы. Мы закрепили веревку в тридцать пять метров, чтобы спускаться по ней. Затем еще такую же веревку... Еще один конец, и мы оказались на горизонтальном дне прохода, похожего на штрек в шахте. Туннель тянулся примерно на шестьдесят метров и внезапно заканчивался небольшой дырой; размеры отверстия не позволяли человеку пролезть в него, и оно было почти забито грязью...

Партия вернулась назад... и начала спускаться в колодец глубиной на вид метра в три и диаметром более метра. Колодец шел спиралью вниз приблизительно на сотню метров; крутой и узкий ход заканчивался, как и предыдущий.

Осмотрев все боковые ходы, партия двинулась назад к колодцу на соединение с теми двумя людьми, кто оставался наверху, чтобы помогать нам. Мы кричали, кричали, кричали - никто не откликался. Условлено было, что встретимся в 15 час. 30 мин. Было уже 17 часов. Вернулись ли те двое к автомобилям или просто сидят снаружи перед пещерой, где потеплее?

Только впоследствии мы узнали, в чем дело.

Пока что нужно было выбираться наверх. Возникло затруднение - неизвестно было, которая из двух свисающих вниз веревок закреплена. Пришлось рискнуть и начать подъем по той, которую как будто при натяжении нельзя было вытащить. Наконец сверху послышался голос: один из остававшихся там вернулся в пещеру.

Один человек не может никого вытащить наверх, но может помочь при подъеме. Чтобы выбраться, мы обвязали поднимающегося основной закрепленной веревкой вокруг пояса, а вторую пропустили у него под ногой, затем по спине и через плечи. Человек наверху подтягивал его, поднимающийся взбирался каждый раз немного - и так постепенно, пользуясь нестандартной техникой перенесения нагрузок, мы доставили одного из партии наверх.

Теперь, когда тащить могли уже двое, поднялись все остальные, и партия вся выбралась наверх на несколько часов позже, чем намечалось.

Впоследствии выяснилось, что оба находившиеся наверху замерзли и вышли из пещеры; один из них просто не захотел возвращаться назад.

Кроме отчета Apnea появились и другие сведения о пещере. Газеты писали, что пещеру открыл - или обнаружил вторично - в 1869 году капитан Илайша П. Хорн, но это утверждение ничем не подкреплялось. В старой истории долины Арканзаса (речь идет о реке Арканзас, а не о штате) мы нашли, что пещера на горе Марбл-Маунтин в этом месте открыта в в 1870-х годах Дж. X. Йомэном. Далее в книге говорилось, что в колодец пещеры спускали исследователей на глубину в восемьдесят пять метров, но дна достигнуть не удалось. Никаких упоминаний о легенде, связанной с пещерой, в книге не содержалось, но, несомненно, похоже было на то, что речь идет о той же пещере.

Но что это за развалины форта! В путеводителе и в газетах упоминались другие маленькие пещеры по соседству. Не может ли быть, что существуют две пещеры, отмеченные мальтийским крестом, или, как выражались газеты, "возможно, что он (Мозер) видел скелет в другой части пещеры".

Первый разведочный поход назначили на 2 июля 1952 года. Вышло так, что я за три дня до этого срока переехал из Колорадо в Юту и не попал в число участников. Пожалуй, это было к лучшему. В назначенный уикэнд в этот трудный поход отправилась партия в шесть человек из Колорадской группы Н. С. О. Они взобрались выше границы леса и обыскали Марбл-Маунтин со всех сторон. Пещеры Спэниш-Кейв они не нашли.

Объяснялось это просто - слишком много снега. Пещера находится на высоте около 3500 метров.

Джим Хроч, Боб О'Коннел и Боб Моррисон не из тех, кто легко сдаются. Утомительный подъем на обдуваемый ветрами склон казался этим закаленным альпинистам игрушкой, и в День труда* они вернулись на гору. На этот раз они отыскали вход с мальтийским крестом, прямо в том ущелье, по которому шло восхождение. Они поняли, что, спускаясь по ущелью, проскользнули в прошлый раз прямо над входом в пещеру, погребенным под слоем снега толщиной больше метра.

* (Нерабочий день в США, первый понедельник в сентябре. - Прим. перев.)

Поход предпринимался только для разведки, и цель его была достигнута. Они углубились в пещеру лишь немного и убедились, что для спуска в колодец, находящийся в девяти метрах от входа внутри полости, похожей на туннель, потребуются веревки или лестницы. Две недели спустя они вернулись с группой студентов из Колорадской горной школы, которых заманили тащить тяжелые веревки и лестницы обещанием показать легендарную Золотую пещеру.

Трехчасовой подъем от джипов к пещере оживила остановка у предполагаемых развалин форта, на триста метров ниже входа в пещеру. Разгорелся жаркий спор, и сейчас еще не законченный: представляют ли собой руины просто кучу бревен естественного происхождения, или это действительно фундамент небольшого строения. Если верно последнее, то еще больше споров будет вокруг определения его возраста. Сойтись можно было только на одном: здесь, должно быть, разыгралась битва с индейцами, так как в изобилии встречались наконечники стрел. Кроме того, среди куч бревен виднелись три неглубокие впадинки, может быть, окопы ружейных стрелков!

В десять часов группа вошла ненадолго в пещеру. Однако из-за своей многочисленности партия не могла как следует маневрировать в глубокой узкой пещере. Джим отмечает, что оказалось возможным обследовать лишь наиболее доступные ходы и снять несколько фотографий. Бобу, видимо, продвижение в пещере показалось более трудным.

"...На глубине более пятидесяти метров ход принимает горизонтальное направление и идет так на протяжении двенадцати метров до точки, где он резко обрывается вниз. Это и есть знаменитый колодец. Здесь начинается вертикальный спуск на двадцать пять метров с острым нависающим выступом, несколькими небольшими трещинами в нем, в которых можно заклинить веревочные лестницы; лезть по ним очень трудно. Спустившись в колодец, группа увидела много веревок, разваливающихся на куски (веревку видели здесь и в 1932, и 1933 годах).

Многочисленные ходы шли отсюда по разным направлениям, но группу ограничивало время. Партия вошла в пещеру в 10 и снова подошла к входу около 22 часов, нам предстоял спуск в лагерь в темноте".

В Колорадо снег на Скалистых горах выпадает рано. Прошел почти целый год, пока снова не появилась здесь группа, пробиравшаяся по тропе через перевал Мьюзик-Пасс из долины Уэт-Маунтин. Опять пришлось включить в партию новичков из-за большого количества снаряжения, которое нужно было дотащить до пещеры. Последовавшая на этот раз неудача должна считаться одной из крупнейших в истории исследований пещер, а самые крупные неудачи происходят именно в пещерах. Историю несчастного, но веселого приключения подробно рассказывает в своем отчете Клайд Джонс; отчет отпечатан на мимеографе Колорадской группой Н. С. О. Хотя среди спелеологов история эта стала классической, но до сих пор она не публиковалась:

"Скорчившись в узком туннеле, Джим Хроч приготовился страховать людей из группы, спускавшихся по закрепленной веревке с сорокаметрового склона, покрытого снегом. Каким образом снег проник так далеко в пещеру - сказать трудно. Первый спускавшийся, опытный альпинист, обвязался страхующей веревкой, спрыгнул на снег с уступа высотой в два с половиной метра и спустился по способу Дюльфера вниз по склону.

За ним следовал новичок, совершенно незнакомый с продвижением при помощи веревки.

Джим сказал: "Обвяжитесь страхующей веревкой, сделайте узел булинь".

- А как он завязывается? - последовал вопрос.

- Очень просто. Давайте покажу. Берете вот так веревку, сворачиваете петлю, потом конец вверх, кругом и вниз. Раз... нет, не так. Сейчас попробую снова. - Пауза.

- Ах черт, должно быть на другом человеке мне это так легко не удается. Сейчас попробую снова.

- Поторопитесь. Я замерзаю, - стучала зубами жертва, затиснутая в крохотную мокрую нишу.

- Дайте-ка я завяжу, - сказал Джон Трэйлкил.

После трех неудачных попыток начать спуск мокрый, окоченевший новичок заскользил вниз по стенке.

Все дело тормозилось тем, что каждому нужно было завязать узел булинь на страхующей веревке. Все либо забыли, как это делается, либо слишком перемерзли от сидения в холодном, мокром, продуваемом ветром маленьком ходе.

Когда группа спустилась по снежному склону в следующую полость, откуда открывался большой колодец, то обнаружилось, что никто еще не приступал к спуску. Они даже еще не кончили устанавливать веревочную лестницу.

Вскоре лестницу укрепили, и партия начала спускаться, со страховкой, в колодец.

Наконец наверху остались только Джим и я. Возник вопрос, кто должен остаться наверху, чтобы страховать остальных на подъеме при возвращении. Поскольку Джим был официальным руководителем похода, скучный жребий выпал мне. Он подождал, пока я спущусь в колодец, чтобы осмотреть дно. Затем я вернулся наверх, а Джим присоединился к остальным. Началось ожидание в темноте, убедившее меня, что при этом, как и рассказывается во многих историях об исследовании пещер, теряешь всякое ощущение времени.

Через час группа вернулась к нижнему концу лестницы; она прошла вниз по покрытому натеками склону, потом по грязи, где уклон обрывался колодцем. Пещера шла дальше, но они забыли взять веревку и, по предложению Джона Трэйлкила, повернули назад. При исследовании пещер Джон никогда не останавливается отдохнуть. Поэтому ясно, что все или уже основательно устали, или боялись предстоящих усилий при возвращении на поверхность. Группа пробыла под землей четыре или пять часов и продвинулась всего метров на сто. Понадобилось бы еще шесть-семь часов, чтобы последний человек выбрался из пещеры. Принятое ими решение было правильным.

Люди вылезали из колодца измученные. Каждый взбирался наверх, пока голова и плечи его не появлялись над краем, а затем карабкался и вползал на выступ в весьма неизящном для скалолаза стиле. Все шлепались наземь и предоставляли отвязывание страхующему.

Когда Фред начал взбираться по веревочной лестнице, остальные стали делать попытки согреться - кто как умел. Фред поднялся по лестнице метров на двенадцать и остановился отдохнуть. Он запрокинул голову, чтобы посмотреть наверх.

В этот момент Джон Стрэйч заорал внизу: "Берегись!"

"Что ты..." - начал было Джим.

- Бах, тррр, бум! - Что-то большое вылетело из темноты вверху и стукнуло Джима по каске, защищавшей голову.

"Какого черта... Кто это долбанул меня каской?" - послышался снизу голос Джима.

Несколько мгновений царила тишина. Затем с лестницы послышался слабый голос Фреда:

"Слушайте, захватите, пожалуйста, снизу мою каску".

Когда Говард начал подниматься по лестнице, футляр принадлежностей к фотоаппарату торчал у него сбоку и болтался, как чемоданчик. Говард взобрался к основанию нависающего выступа. Здесь около небольшого уступа он остановился отдохнуть, затем вытащил лестницу из трещины, в которую она каждый раз западала. Он надвинул перекладину лестницы на свес, стал на лестницу и поднялся на две петли. Тут-то оно и случилось. Лестница, футляр с принадлежностями и Говард - все соскользнуло со свеса и откачнулось в трещину. Двое страхующих наверху, думая, что Говард упал, сильно подтянули веревку и заклинили этим его в щели потуже. В создавшемся положении Говард оказался глубоко в трещине, затем шла лестница, футляр и ближе всего к наружному краю страхующая веревка, на которой вся эта каша держалась на высоте пятнадцати метров над дном колодца.

Говард толкал футляр, тянул его, брыкался, проталкивал его вперед, ругался, дергал изо всех сил, но дурацкий небольшой предмет держал его в плену.

Прошло пять долгих минут. Говард рычал и стонал, а страхующие наверху напрягали все силы.

Десять, пятнадцать, двадцать минут. Все ждали в холодном мраке. Говард висел так далеко вверху, что группе не было видно его. Только слышалось его рычание и стоны.

На ожидавших внизу летели брызги водопада; скоро они вымокли и замерзли. Пытаясь согреться, они сложили в кучу на земле свои излишки запасов карбида, смочили его и подожгли. Затем все по очереди присаживались над коротким пламенем секунд на тридцать или до тех пор, пока не приходилось вскакивать, потому что штаны становились горячими. Но скоро это развлечение кончилось вместе с карбидом. Его запасы теперь стали так малы, что все погасили свои ацетиленовые фонари и остались в темноте.

Кто-то внизу, кого раздражала задержка, заорал: "Тащи наверх!" Раньше чем страхующие наверху могли последовать совету, послышался вопль Говарда: "Нет, нет, не надо!"

Снова голос снизу: "Ну тогда, спускай вниз!" Воинственный возглас Говарда: "Нет, нет, не спускать! Кто-то там внизу хочет, чтобы я убился!"

Говард продолжал барахтаться; минуты проходили. Сорок, сорок пять. Наконец, приблизительно через час после начала происшествия, измученного Говарда вытащили наверх.

Снова начался подъем людей. Джон Стрэйч видел, как Трэйлкил, обвязываясь страхующей веревкой, применил булинь на сложенной петлей веревке. Стрэйч завязал и свою веревку, как он думал, таким же хорошим узлом, но узел оказался не тот. Стрэйч завязал какую-то хитроумную скользящую петлю. Наверху тянули за страхующую веревку, и Джону пришлось мчаться по лестнице бегом, чтобы его не задушили до смерти. Но как быстро Джон ни взбирался, страхующий наверху мог тянуть еще быстрее. Когда взбешенный Джон добрался до уступа под свесом, он задыхался, почти перерезанный веревкой пополам.

Джон с трудом набрал воздуху и со злостью закричал: "Я сейчас отвяжу эту проклятую страхующую веревку!"

Поднялся всеобщий крик: можно было подумать, что пещера обваливается. Джон публично взял назад свое заявление, и порядок восстановился.

Когда большая часть группы выбралась из колодца, я и еще один человек пошли со страхующей веревкой к верхнему концу покрытого снегом сорокапятиградусного уклона. По дороге пришлось просидеть в снегу полчаса из-за какой-то путаницы внизу. Когда мы наконец добрались до верха склона и вошли в продуваемый ветром маленький ход, то оба промокли и замерзли. Чтобы согреться, мы выползли на воздух (был уже вечер), а через пять минут залезли обратно и принялись за самую путаную, доводящую до бешенства и отчаяния работу с веревками, какую мне когда-либо приходилось делать. Когда оглядываешься назад, все это очень смешно, но в то время я чуть не лопался от злости, как и все, кто принимал участие в этом деле. Все устали, промерзли, промокли и возмущались медленностью, с которой шла не видная им работа. (Те, кто когда-либо работал в пещерах, поймут и будут сочувствовать рассказчику. Подобные неполадки типичны для обследования пещеры, но в этом походе все неприятности происходили одновременно.)

Пятеро из десяти человек не были скалолазами: они проявляли чрезмерную осторожность, двигались медленно, иногда боялись. Третий и четвертый поднялись наверх, затем дело замедлилось. Каждый из оставшейся внизу группы в пять человек мог подняться только на три метра, а затем мы должны были подтягивать веревочную лестницу кверху еще на три метра.

Наверху об этом порядке ничего не знали. Мы только слышали их распоряжения. Туннель был так узок, что работать в нем мог только один человек. Нам сообщали, чтобы мы подтянули лестницу на три метра, остановились, привязали ее, затем снова требовали отвязать лестницу и подтянуть ее еще на три метра. Указания эти повторялись раз за разом.

В туннеле не было места, за которое можно было бы хоть что-либо привязывать. Приходилось брать конец веревки и выползать на четвереньках из туннеля наружу. Там обвязывали конец вокруг камня и лезли обратно в грязный туннель. Здесь страховали подъем человека еще на три метра, а потом весь цикл повторялся снова.

- Подтяните лестницу. Привяжите ее. Что вы там делаете, ребята, в карты играете? Здесь холодно.

- Тут наверху похолоднее, чем у вас внизу.

- Давай-давай, поторапливайся!

- Какого черта вы там, идиоты, выделываете? Ноги у вас, что ли, у всех переломаны?

- Мы в снегу стоим. Спустите нам свои ходули!

- Послушайте, ребята: еще одно остроумное замечание - и я вам сброшу оба конца веревки.

Наконец спокойствие восстанавливается.

Джон Стрэйч приближался к верхнему концу лестницы, двигаясь очень медленно, с трудом. Когда голова его появилась над краем, он хотел схватиться за верхнюю перекладину, но вместо нее ухватился за валявшееся чуть пониже на земле небольшое поленце.

- Джон, - сказал я, - не держись за полено.

- Какое полено?

- Полено, на которое ты положил руку.

- Я держусь за лестницу.

- Нет, ты только думаешь, что держишься за лестницу.

- Ты что, с ума сошел или ослеп? Я держусь за лестницу.

- Нет Джон, за полено.

- Слушай, я устал, замерз, проголодался, кроме того, раздражителен. Не вздумай со мной шутки разыгрывать. - Говоря это, Джон глядел на меня со злобой.

- Но я же тебе говорю... Ну ладно.

Я замолчал и натянул страхующую веревку, ожидая падения Джона, которое произойдет, когда он попробует подтянуться, держась за полено.

Джон поднялся на следующую перекладину. Тут он увидел полено.

- Слушай, почему же ты не сказал мне, что я держусь за эту штуку?

Я только глубоко вздохнул.

Было уже около полуночи, все шло как обычно. Маленькая группа людей пыталась разложить костер. Граница леса находилась далеко внизу под нами, и группа разыскивала там и тут кусочки горючего материала. Им удалось сжечь вместе с несколькими коробками спичек еще и руки, но сучья не разожгли.

В то время как я вытаскивал лестницу из маленького верхнего туннеля, откуда-то донесся низкий гул, похожий на отдаленные раскаты грома. Гул медленно нарастал.

Шум наполнял уши. Он оглушал. Казалось, что сейчас в меня ударит молния. Я делал отчаянные усилия разглядеть что-нибудь в темноте при свете маленького ацетиленового фонаря. С оглушительным ревом что-то почти настигло меня. Я распластался на мокрой глине со снегом в тот момент, когда очень маленькая летучая мышь с громадными крыльями проносилась над моей головой.

Снаружи послышались возгласы.

- Видели, какая летучая мышь вылетела только что из пещеры?

- А, заткнитесь! - нелюбезно отозвался кто-то.

Вскоре все уже вышли наружу, свернули веревки и лестницы. Потушили костер, и группа при лунном свете рассыпалась по горе, оступаясь и скользя на крутом склоне по пути в лагерь. Кое-кто из группы занялся приготовлением ужина, другие, уставшие сильнее, залезли в спальные мешки, не ужиная и не раздеваясь. Через много часов после восхода солнца, когда оно уже светило сквозь сосны вокруг нашего лагеря, группа проснулась. После короткого обсуждения решили отложить обследование остальных пещер на этой горе до следующего посещения. Уложились и тронулись в путь... Около холодной речки остановились, чтобы освежиться купанием, затем погрузились на джипы и направились в Денвер".

Можно было думать, что после этого происшествия вряд ли хоть один из участников похода решится когда-либо вернуться в пещеру Спэниш-Кейв. Однако год спустя, 28 августа 1954 года, Джон Стрэйч, Джордж Мур, Лерой Браун и Джо Ондрасек сделали новую попытку проникнуть в нее. Джо уже был не так молод: он представлял собой вспомогательную партию из одного человека. Руководил группой Лерой, оборудовавший все спуски. За ним шли Джордж и Джон, нанося пещеру на карту. Организация этого похода, по-видимому, оказалась более удовлетворительной, чем при прежних попытках, хотя в отчете и не сказано, кто нес снаряжение.

У первого колодца партию ждал необычайный сюрприз. Кто-то недавно побывал в пещере и по какой-то таинственной причине оставил на краю колодца связку динамитных патронов. Шалости духов? Установить, в чем дело, не удалось. Джо убрал динамит, остальные продолжали спуск в пещеру.

Наверху второго колодца тройка устроила страховку через карабин, так что последнего спускающегося можно было при спуске по легонькой лестнице страховать снизу. Как обычно, рулетка картографа заставила сильно уменьшиться размеры колодца. Вместо 45-75 метров, как выходило по рассказам, полная глубина его оказалась равной 23,8 метра. На дне колодца сделали привал. Было пять часов дня - время обеда.

После обеда группа продолжала спуск, проверяя каждое отверстие; оставили только одну дыру для будущего осмотра. Наконец дошли до горизонтального извивающегося хода, за которым пещера заканчивается коротким лазом, - карта пещеры Спэниш-Кейв была закончена.

В три часа утра группа подошла к выходу - на этой высоте до восхода солнца оставалось уже немного времени. Перед группой возникла обычная проблема.

"Выйдя на поверхность, мы увидели, что бушует буря и льет сильнейший дождь. Он скоро кончился, но крепкий ветер продолжал дуть... Группа начала спускаться, скользя по склону горы, как казалось, в сторону лагеря. Фонари на ветру все время гасли, а группе пришлось пересечь несколько гладких обрывистых скалистых участков. После многих тревожных минут с большими опасностями группа с трудом пересекла эти скалистые склоны и обнаружила, что заблудилась на нижних склонах горы. После нескольких попыток угадать, в какой стороне находится лагерь, мы наконец попали прямо в его середину".

Снимавшая карту группа не записала подробностей своего возвращения в лагерь, но, должно быть, оно очень походило на описанное выше. Группа брела, спотыкаясь в темноте, по склону горы и тоже заблудилась. Устав до полусмерти, они уже были готовы лечь спать под открытым небом, когда шум шагов спотыкающихся картографов разбудил Джо. Ондрасека, спавшего вот уже несколько часов в своем мешке. Он зажег фонарь, свет которого вызвал у них восторг.

Истинный характер и размеры пещеры Спэниш-Кейв теперь уже не вызывают сомнений. Прежние рассказы о ней - просто басни. Кто-нибудь, возможно, видел в глубине пещеры лопату, гниющую лебедку и лестницы разведывательных партий 1870-х годов, и легенда все разрасталась и разрасталась. После похода Колорадской группы оставался один-единственный возможный дополнительный ход - от небольшой дыры среди обломков обрушения.

Нельзя сказать, что пещера Спэниш-Кейв сейчас полностью исследована, несмотря на то, что в 1957 году Колорадская группа Н. С. О. пробилась через последнее, оставшееся необследованным отверстие. Пройдя по наклонному ходу около сорока метров, группа встретила извилистую вертикальную расселину. Джон Стрэйч писал о ней:

"Пройти далеко вниз оказалось невозможно, так как расселина была слишком тесной, но мы проползли назад к ее началу на полсотни метров, пользуясь заклинившимися камнями и участками ложного дна; здесь группа увидела два водопада и несколько луж. Вода проникает в расселину через небольшую дыру в крыше и покидает нижнюю лужу через горизонтальный канал шириной около сорока пяти сантиметров и высотой в шестьдесят сантиметров. Вода заполняет этот канал наполовину. Не желая вымокнуть насквозь в этой пещере с относительной влажностью в 100 % при температуре плюс 1°С, мы остановились в этой точке".

Что можно сказать о других пещерах этого района?

Члены Колорадского горного клуба обследовали находящуюся неподалеку пещеру Вудмэна "глубиной в 68 футов [около 21,7 метра], имеющую форму кувшина", более глубокую пещеру Брайдел-Кейв [Брачная] и Три-Стэп [Три ступени], но ни в одной из них не нашли ни скелетов, ни золота. Наша первая разведывательная партия обнаружила еще одну пещеру, несколько, выше Спэниш-Кейв, на склонах Марбл-Маунтин. Эту маленькую пещеру сейчас обычно называют Уайт-Марбл-Холлз [Беломраморные залы]. По- видимому, это наиболее высоко расположенная известняковая пещера в США - она находится на высоте 3535-3565 метров. Уайт-Марбл-Холлз очень красива, как благодаря белым натекам, так и потому, что стены ее покрыты фестонами. Все исследователи, посетившие перечисленные пещеры, согласны в том, что нет никакого основания думать, чтобы какая-нибудь из них оказалась Ла-Каверна-дель-Оро [Золотая пещера], и потому считают их малоинтересными.

Через год после успешного нанесения на карту пещеры Спэниш-Кейв Джон Стрэйч и Джо Ондрасек вернулись к ней с Чаком Граймсом. На этот раз Спэниш-Кейв не была их главной целью, хотя тройка зашла в нее на несколько минут. Они намеревались провести разведку во всем районе в поисках новых пещер.

Группа взобралась на вершину хребта. Наградой ей был обширный вид на дальние склоны долины и лежащее далеко внизу озеро; пейзаж украшала еще возвышавшаяся в стороне гора Крестоун-Нидлз.

Никаких входов в пещеры не было видно. Группа разделилась. Чак повернул на юг от входа в Спэниш-Кейв. Он пересек небольшой уступ и подошел к какой-то дыре. Узкое отверстие вело внутрь. Чак прополз двенадцать метров по туннелю с земляным полом; диаметр туннеля равнялся одному-полутора метрам. Он привел Чака к извилистой вертикальной трещине. Чак вернулся ко входу и позвал остальных, у которых не было удачи.

Вскоре группа установила лестницу, и все трое спустились на дно нового хода. Стены его были покрыты глубокими каннелюрами, прорезанными водой, пещера во многом напоминала Уайт-Марбл-Холлз. Но через тридцать метров группа подошла к другому невысокому обрыву, прерывавшему ход. Видно было, что пещера продолжается дальше в глубь горы, но у группы не было ни веревок, ни времени. Пришлось вернуться на поверхность. В утешение себе они говорили, что в пещере нет ничего особенного и уж, конечно, это не Ла-Каверна-дель-Оро.

Таково положение на сегодня. В Колорадо продолжаются спорадические поиски пещер, и время от времени находят какую-нибудь новую. Но история пещеры Спэниш-Кейв закончена, а остальные на Марбл-Маунтин, да и вообще в Колорадо, не оправдали первоначальных надежд.

В этом разочаровании, возможно, мы сами виноваты. Мы питали надежду, что Колорадо окажется одним из больших пещерных районов США. Для других, кто не мечтал об этом, каждая отдельная пещера казалась бы достаточно красивой или интересной.

Основная причина неудачи поисков в Колорадо в том, что пещер слишком мало и расположены они в труднодоступных местах.

Может быть, упорный искатель пещер когда-нибудь набредет на указание, следуя которому он попадет в совершенно новый карстовый район, пронизанный, как соты, превосходными пещерами. Такие вещи случались в других местах. Это может произойти и в Колорадо даже на Карбл-Маунтин. Мечты исследователей пещер нелегко развеять.

Назад   Вперед

Уильям Холидей - Приключения под землей (Рассказ о больших пещерах Запада США и их исследователях)

Уильям Холидей. Приключения под землей
(Рассказ о больших пещерах Запада США и их исследователях)

Оглавление:

Предисловие
Введение
Глава 1. Земные глубины
Глава 2. Пропавший солдат
Глава 3. Золотая пещера
Глава 4. Ледяные пещеры и реки застывшей лавы
Глава 5. С аквалангом под пустыней
Глава 6. Самая глубокая в Америке пещера
Глава 7. Волноприбойные ниши в пустыне
Глава 8. Поиски пещер в Колорадо
Глава 9. Неправдоподобные пещеры
Глава 10. Величайшая пещера
Глава 11. Поломанные во мраке кости
Глава 12. Шум крыльев
Глава 13. Лучшие из остальных пещер Запада
Глава 14. Итак, вы хотите заняться исследованием пещер?
Словарь исследователя пещер

Реклама:
Мы в Сетях:
Дикая Группа ВКонтакте / Дикое Сообщество на Facebook / Дикая Компания в LiveJournal
Дикий Портал ВКонтакте


Посмотри еще:
Зубы и клыки Зубы и клыки (48 больших фото) Стая волков Стая волков (Фото)
Горилла Горилла (35 больших фото) Морские ежи Акула в момент атаки (8 больших фото)
Зима в лесу Зима в лесу (рисунок) Красные пещеры Красные пещеры (17 фото)